Итоги форума «Один пояс — один путь» в Китае. Как Россия будет включена в эти проекты? Гость – руководитель Школы востоковедения НИУ ВШЭ Алексей Маслов.

Также в эфире:

Глава Косово призвал Сербию признать республику.

Ведущие «Вестей ФМ»Сергей Михеев и Сергей Корнеевский.

МИХЕЕВ: Поговорим про Восток. О Китае. Я думаю, что вы уже 115 раз отвечали на вопросы по поводу прошедшего в Китае форума, и всё-таки. Мне просто самому интересно, как конкретно Россия будет включена в эти проекты?

МАСЛОВ: Вот это как раз самый важный вопрос, потому что формально Россия…

МИХЕЕВ: А мы с самых важных всегда начинаем!

МАСЛОВ: Ну, разумеется! Россия формально не является частью китайской инициативы «пояс и путь», и, как вы видели, Путина очень хорошо обхаживало всё китайское руководство. Он был действительно центральной фигурой, и это была, так сказать, не пропагандистская модель, а действительно к нему…

МИХЕЕВ: Да, у нас же принято как говорить? Что это всё враньё.

МАСЛОВ: Вот это не враньё. Он действительно был там на центральных ролях, он стоял рядом с Си Цзиньпином. А вы знаете, в Китае табель о рангах – кто где стоит – это ещё с советских времён пошло. И, вероятно, от Путина ждали главного заявления: Россия является частью китайской инициативы «пояс и путь» и поддерживает от начала и до конца. Наш президент очень грамотно сказал лишь часть этой формулировки. Он сообщил, что это – прекрасная инициатива, она стимулирует, она борется с протекционизмом, то есть произнёс те формулы, которые от него ждали, кроме одной. Россия взяла и предложила свою модель. Не вливаться в китайскую модель, а взаимодействовать на ЕАЭС, соответственно, российской интеграционной модели и китайской. Плюс было выдвинуто очень конкретное предложение – это вот, так сказать, сопряжение Северного морского пути, а дальше (ну, как всегда, в Китае же всё детали) сопряжение не с «поясом и путём», а, как было сказано, с дорогами Восточной и Юго-Восточной Азии.

То есть у нас есть Северный морской путь, он действительно не загружен, не работает в полной мере. Соответственно, если грузы пойдут из Юго-Восточной Азии, это может быть из Индонезии, из Вьетнама, через Китай, это действительно укорачивает перевозки и теоретических их удешевляет. Но самое главное – мы встраиваемся в нашу модель. У нас есть как бы свой кусок бизнеса. Это и перевозки, это и ледокольный флот, ну, и собственно, и наши товары могут туда идти. А понятно, что сборные грузы перевозить выгоднее, чем просто отдельно китайский груз или мы там свой как-то гоним груз.

И вот самое главное – ответа никакого, по крайней мере официально мы не услышали. Потому что Китай очень не любит работать в тех моделях, когда кто-то проявляет какую-то свою инициативу.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Смотрите видеотрансляцию из студии «Вестей ФМ»