Заначка для миллионера: офшоры - слово в последнее время довольно популярное. Многие слышали, но не каждый знает. Что это такое - налоговый рай или площадка для преступных схем? Где богатые держат свои капиталы? И как прячут деньги те, у кого их быть не должно? Об этом Руслан Быстров беседовал с доцентом Российской академии народного хозяйства и госслужбы при президенте, аналитиком FIBO Group Василием Якимкиным в программе "Экономический ликбез" на радио "Вести ФМ".

Быстров: Я приветствую всех радиослушателей "Вести ФМ". В студии Руслан Быстров - человек, который, как вы уже знаете по предыдущим программам, ничего не смыслит в экономике. Сегодня мы будем говорить с вами, как вы думаете, о чем? Ну, конечно же, об офшорах. Сколько было сказано об этом на этой неделе! Разразился Панамагейт. Я напомню тем, кто почему-то подзабыл. Международные журналисты провели расследование, и в ходе этого расследования выяснилось, что ряд известных лиц по всему миру, в том числе и из России, якобы замешаны в офшорных схемах. А между тем, не совсем понятно, что же это такое - офшоры, насколько это законно. Давайте попробуем разобраться. У нас в студии доцент Российской академии народного хозяйства и госслужбы при президенте, аналитик FIBO Group Василий Якимкин. Василий Николаевич, здравствуйте.

Якимкин: Добрый день.

Быстров: Расскажите нам, пожалуйста, что такое офшор.

Якимкин: Офшор - это компания либо производственная, либо в сфере услуг, либо в сфере финансов, которая специальным образом лицензирована, специальным образом структурирована, и находится эта компания в спецместах, как правило, на территории зарубежного государства. Есть определенная зона во многих странах мира, которая обладает упрощенной системой налогообложения, или там вообще такого нет, или спецусловиями конфиденциальности ведения бизнеса, или иными какими-то спецусловиями, которые привлекают бизнес. Вот, в частности, такая повальная офшоризация была, начиная в России с 1993 года и далее, она связана была не столько с возможностью минимизации или ухода от налогов корпораций российских, а была связана также с тем, что менялась юрисдикция российского суда на лондонский суд. Вот это очень важно было с точки зрения защиты собственности, и собственно многие российские компании уходили в офшоры.

Быстров: Ибо в лондонский суд они по недоумению своему верят больше, чем в российский.

Якимкин: Ну, верят, конечно, больше, да. То есть лондонский суд собственность защищает более грамотно в текущих условиях, нежели российский суд. Там российские суды - это, как правило, если они связываются с рейдерством, то дела растягиваются на годы. Вот. И чтобы этого избежать, рейдерства всякого, поскольку если юрисдикция офшорная, то все понимают, что связываться и заниматься рейдерством будет себе дороже, накладно, ничего не добьешься и попадешь на жуткие штрафы, поэтому народ не связывается.

Быстров: Но в России-то впервые, насколько я знаю, в 1991 году появились оффшоры, когда открылся офис швейцарской компании, сейчас я прочитаю название, "Рикс Валмет Групп", впервые открылся в Москве этот офис, и который помогал российским предпринимателям регистрировать офшоры в разных частях света.

Якимкин: Вполне допускаю, да. Потому что вот именно с того времени у нас предпринимательство более-менее стало доступным и свободным.

Быстров: А вообще сам термин впервые появился еще в конце 50-х годов XX века, это произошло в США. Но это не значит, что до 50-х годов офшоров не было. Потому что, как говорят историки, еще в древних Афинах они появились. Когда вдруг афинские власти ввели налог на импорт и экспорт. Ну, кому хочется платить налог? Конечно, никому. Поэтому вот купцы начали объезжать территорию Афин в 20 миль для того, чтобы там не платить налоги, и потом уже на этой территории образовались такие вот компании, которые сейчас можно, пользуясь современной терминологией, назвать оффшорными. И, в общем-то, до сих пор это дело процветает.

Полностью слушайте в аудиоверсии.