Спецвыпуск программы по ситуации в Сирии: почему США решились нанести ракетный удар по базе в Хомсе? Как это скажется на международных отношениях? И что будет делать Россия? Все версии, мнения и прогнозы сегодня после 18 часов. Двухчасовой марафон в прямом эфире радиостанций – "Вести ФМ" и "Маяк". Гостями программы станут научный сотрудник Центра североамериканских исследований ИМЭМО РАН Сергей Кислицын и гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин. Ведущие - Николай Осипов и Руслан Быстров.

КИСЛИЦЫН: Конечно, то, что случилась бомбардировка – это достаточно сильный удар по перспективе двустороннего сближения. Но, с другой стороны, пока что администрация Трампа не сформировалась же окончательно, и пока что она входит в работу, конечно. Это процесс длительный. И я оставил бы маленькую вероятность возможного решения двусторонних проблем, потому что пока что...

ОСИПОВ: То есть мы не ассоциируем это с Трампом. Вопрос, который возникает всегда: а Трампа-то ли эта элита, потому что всегда представляется, что президент в Америке – он, конечно, президент, но есть еще и элиты.

КИСЛИЦЫН: Конечно, решение было принято Белым домом без согласования с конгрессом, что важно, и конгрессмены отметили, что надо бы с ними советоваться, хотя они и поддержали бомбардировку. Но, в целом, да, и, по всей видимости, это решение связано с администрацией президента, и во многом, я думаю, здесь не нужно исключать внутриполитические проблемы Соединенных Штатов.

БЫСТРОВ: Мы помним выступление Трампа. Он же объяснил свои шаги, поэтому здесь трудно ассоциировать это решение с кем-то другим, даже если там есть какие-то подводные течения, влияние окружения – Трамп в этом обращении дал понять, что это его решение тоже. А вы говорите когда, что дверь не закрыта, что вы имеете в виду? Как она может быть открыта?

КИСЛИЦЫН: Во всяком случае, существуют определенные проблемы в двусторонних отношениях, и администрация в самом начале своей работы высказывала идею о том, что их можно как-то попробовать решить. Российской стороной это тоже было поддержано, и пока что еще не выработан какой-то механизм общения между российским правительством и нынешней администрацией в Белом доме.

ОСИПОВ: Понятно, что когда мы говорим, что дверь открыта, двери нужно открывать с двух сторон. Мы сейчас про российскую сторону не говорим, мы потом об этом поговорим, а вас, как американиста, спросим: если они откроют эту дверь, стоит ли им верить?

КИСЛИЦЫН: В каком-то смысле, словами Рональда Рейгана – "доверяй, но проверяй!" Я думаю, что это двусторонний подход, вполне может работать. Если будет возможность – терять ее, конечно, не стоит. Но будет ли она – это вопрос будущего!

ОСИПОВ: Надо понимать, что с той стороны при открытой двери опять может быть какой-то подвох.

КИСЛИЦЫН: Возможно, это же международные отношения.

ОСИПОВ: Понятно, что мы только сейчас начинаем понимать, какой будет внешняя политика Америки в ближайшие годы, в том числе с помощью вот таких событий, которые Белый дом инициирует. У нас позже будет подготовлен сюжет, мы сравнивали все это и с Югославией, и с Ливией – со всеми вот этими экспортными демократическими историями. Когда американское руководство говорит о том, что это разовая акция, можно ли им в этом верить, или ночью это может повториться?

КИСЛИЦЫН: В принципе, возможно, это и разовая акция, связанная как раз, как я и сказал, с внутриполитическими вопросами. Все-таки подходит 100 дней работы администрации, а у Дональда Трампа достаточно низкий рейтинг по сравнению с остальными президента для текущего срока работы администрации.

ОСИПОВ: Но это не ради рейтинга все затеяно?!

КИСЛИЦЫН: Да, но, вы понимаете, это ведь поддержано конгрессом, а него есть большие проблемы с конгрессом по внешней политике, связанные, в частности, с Россией. Это во многом работает в пользу администрации, добавляет определенные очки, конечно.  

* * *

МУХИН: Речь идет об очень тонкой материи – именно военный контакт между армиями. Американцы же признали, что мы одна из самых сильных армий мира. Это всегда вызывает искры в политике, за сегодняшний день это было очевидно, этого было довольно много. Но успокаивает то, что на уровне общения военных произошел довольно глубокий контакт. И, конечно, два часа явно недостаточно было для того, чтобы эвакуировать что-то более ценное с аэродрома, но понятно, что американцы пытались подстраховаться, то есть предупредить – предупредили, как было заявлено в меморандуме, но дали недостаточно времени на эвакуацию. То есть своей цели тоже добились.

ОСИПОВ: Ирландские экстремисты поступали так в свое время: сообщали о бомбах заранее, так, чтобы никто не погиб.

МУХИН: Нет, люди погибли. Причем, судя по данным военных, погибли еще и мирные жители.

ОСИПОВ: Это еще и потому, что ракеты улетели не совсем туда.

МУХИН: Погибли дети. То есть, ребята, вы чего добивались? В случае так называемой "химатаки", к которой, кстати, очень много вопросов, но я думаю, вы это уже обсудили – там основная претензия в том, что погибли дети, давили на эмоции, собственно, этими постановочными кадрами. Здесь тоже погибли дети! Ребят, о чем вы вообще? Как, с какими лицами вы сейчас появитесь в Совете безопасности ООН, и какие фотографии будете предъявлять?

БЫСТРОВ: Вы сами себе задали такой вопрос, или это вопрос риторический?

МУХИН: Это риторический вопрос!

БЫСТРОВ: Зачем это было сделано – действительно, достаточно странно! Если они хотели уничтожить аэродром – они его не уничтожили. Погибли люди.

МУХИН: Разрушили питание, разрушили хозстроения.

БЫСТРОВ: Зачем тогда была эта демонстрация нужна?

МУХИН: Это была демонстрация "мощи и доблести" американского оружия в очень тонкий момент. Я напомню, что Рекс Тиллерсон едет в Москву, у него остается пока очень широкой программа. Там должны были обсуждать не только Сирию и Украину, и самые разные вещи, включая поведение США в Центральной Азии, понимаете, взаимоотношения с Китаем и так далее. Теперь же, судя по всему, и по косвенным данным, об этом уже можно судить, идет резкое сокращение формата его визита. Он надеялся, я напомню, еще и встретиться с Владимиром Путиным - вряд ли эта встреча сейчас возможна. И так далее. Поэтому я думаю, что те, кто инициировал данное действо, а то, что это действо носило политический подтекст – это очевидно, они просто работали на сужение программы Тиллерсона в Москве. То есть кто-то боится, что кто-то все-таки, несмотря на ряд... Тиллерсон сделал все для того, чтобы снять с себя подозрения! Он сделал ряд резкий заявлений в отношении России, он сказал, что санкции все равно не снимут, потому что Украина и бла-бла-бла – но все равно не поверили. Все равно надо было долбанут, для того, чтобы обострить отношения по сирийскому вопросу, и если не отменить визит Тиллерсона в Москву, то хотя бы сделать его каким-то деформированным, что, собственно, видимо, удается.

Если господин Лавров и господин Тиллерсон найдут в себе силы и обсудят все то, что они планировали обсудить, - я думаю, это будет победой российско-американской дипломатии. 

Полностью слушайте в аудиоверсии.