тема: Иран
17:26, 15 февраля 2012

"Прорыв" Ирана может привести к военной операции

С 15 февраля Иран переходит на собственное ядерное топливо. С этого дня в тегеранские исследовательские реакторы будут загружаться тепловыделяющие элементы иранского производства. По мнению экспертов, производство топлива для исследовательских реакторов серьезный шаг на пути реализации Иранской ядерной программы. К каким последствиям это может привести, мы обсудим с руководителем Центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады Российской Академии наук Александром Шумилиным на радио "Вести ФМ".

"Вести ФМ": Александр Иванович, к каким же последствиям все это может привести? К новому напряжению может?

Шумилин: Конечно, новое напряжение практически гарантировано! Потому что Иран заявляет о серьезном прогрессе в деле развития своей ядерной программы, время от времени поясняет, что это программа мирной направленности, но во внешнем мире она воспринимается как программа с серьезной военной "начинкой". Поэтому любой прогресс создает напряжение, если подобного рода "прорывы", как они называются самими иранцами, научные прорывы не находят подтверждения и не контролируются международным сообществом. Вот в такой ситуации оказался Иран благодаря, во многом, своим руководителям, угрожающим и соседям Ирана - Израилю и так далее. Таким образом, главное орудие - наведение этого порядка, возможно, иранская ядерная бомба, перспектива ее появления находится в центре повышенного внимания всего мирового сообщества, особенно стран региона.

"Вести ФМ": Может ли это стать поводом для начала каких-то движений в сторону операции в отношении Ирана?

Шумилин: Конечно! Движения уже идут, но очень аккуратные, пока издалека, и пока косвенными методами: запуском всякого рода вирусов в компьютерные сети соответствующих предприятий, задействованных в ядерной программе. Но мы знаем, что и концентрация серьезных сил Соединенных Штатов Америки, прежде всего, в Персидском заливе уже происходит. Все это в контексте данной проблемы. У данной проблемы ведь много ответвлений. Одна из них - это, по сути, конфликт между Ираном и странами Запада, европейским сообществом, которое приняло меры по бойкоту иранской нефти. В ответ Иран пообещал перекрыть Ормузский пролив. А это уже не коммерческое мероприятие - бойкот нефти, а военно-стратегическое мероприятие. Это дает толчок к концентрации соответствующих военных подразделений США и стран арабской нефтяной шестерки, которые расположены по другому берегу Персидского залива от Ирана. Так что движения уже идут, и планы для серьезных решений данной проблемы не просто витают, а они обсуждаются и координируются.

"Вести ФМ": Неужели действительно возможна военная операция против Ирана? К чему это приведет в итоге?

Шумилин: Последствия могут быть самые разные. Все зависит от качества этой операции, от ее характера, в какой степени она окажется точечной. Но это крайняя мера, безусловно. И в качестве таковой ее признают все на Западе: и Соединенные Штаты, и европейцы. Но списывать эту меру нельзя. Важно, конечно, чтобы Иран все-таки пошел на то, чего от него добиваются: сел за стол переговоров для обсуждения проблем, связанных с его ядерной программой, что снизило бы напряженность в регионе в целом.