18:18, 24 июля 2012

Покушение на муфтия Татарстана: новый поворот событий

Новые подробности в деле о покушении на муфтия Татарстана. Среди задержанных есть представители известных в республике религиозных общин, которых считали конкурентами духовного управления мусульман. Предполагается, что мотивом преступления могла стать не только борьба за право распространения путевок в Мекку, о чем сообщали ранее, но и в целом стремление стать во главе местных мусульман, создав альтернативный муфтият. Из шести задержанных, пятеро были отправлены под арест. Все они, по разным причинам, могли быть недовольны действиями нынешнего муфтия Татарстана. В причинах вероятного конфликта - разбирался корреспондент радио "Вести ФМ" Николай Осипов.

Покушение с целью устранить духовного лидера. В деле о попытке убийства муфтия Татарстана, следствие, судя по информации которая появляется уже рассматривает не только конфликт бизнес-интересов, который лежал на поверхности. Он касался права распределять путевки на хадж среди верующих. С приходом Илдуса Файзова этим стали заниматься структуры подконтрольные Духовному управлению мусульман, а компания "Идель-хадж", которая была главным распространителем билетов, фактически ушла с рынка, ей оставили лишь вспомогательные функции. Возможно, исследуя этот конфликт, следователи вышли сначала на руководителя фирмы Рустема Гатауллина, но через некоторое время в деле появились и другие фамилии, достаточно известных в республике людей, сообщал представитель Следственного комитета Владимир Маркин:

"Среди задержанных председатель совета директоров компании "Идель-хадж" 57 -летний Рустэм Гатауллин, руководитель прихода Вакф, житель Казани 39-летний Мурат Галлиев, 41-летний Айрат Шакиров и 31-летний Азат Гайнутдинов".

Упоминание о приходе Вакф и его руководителе Мурате Галлееве - это важная деталь. Дело в том, что сам приход в Татарстане многие считали альтернативой Духовному управлению мусульман. А Галлеев - тесно контактировал с прежним муфтием Гусманом Исхаковым, с уходом которого в республике начались большие перемены. Новый муфтий затеял переаттестацию имамов, проверяя их на приверженность к традиционному исламу. Сторонники прихода Вакф возмущались тем, что их имамы испытывают притеснения со стороны муфтия и в регионе уже стали говорить о соперничестве двух религиозных организаций, комментирует доцент Московского государственного лингвистического университета Роман Силантьев:

"Да, он объявил переаттестацию имамов отстранил ряд имамов-ваххабитов вызвал истерику в рядах его сподвижников. Добился бы и большего, если бы власть не испугалась скандалов. Он когда пытался изменить статус такого имама Рамиля Юнусова, его власти не поддержали до конца, зато тот сейчас сбежал в Лондон".

Рамиль Юнусов пока не фигурирует в списке задержанных, но известно, что он покинул Россию сразу после покушения. Ко всему этому примешался и имущественный конфликт, тот же Мурат Галлеев был соучредителем халяльного кафе в Казани. На заведение претендовало Духовное управление, правда потом конфликт как-то уладили. С покушением связывают и название еще одной организации, которая пыталась зарегистрироваться в Татарстане – "Ахль-Ас-Сунна". Исходя из названия, это так называемые сунниты - религиозное большинство с исламе, но власти усмотрели во всем этом попытку создать экстремистскую организацию. И вот почему, поясняет президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. Скорее всего речь идет о движении, которое имеет зарубежные корни и действительно агрессивную позицию по религиозным вопросам, говорит эксперт:

"Это, как правило, структуры саудовские, где традиционно масса таких салафитских структур. И это салафитские люди, которые бьются как львы за власть и собственность теми методами, которые для них привычны. Это не методы демократического голосования, уверяю вас".

Организации Ахль-Ас-Сунны отказали в регистрации, Айрат Шакиров, который подавал документы сейчас под арестом по подозрению в соучастии в покушении. Впрочем о его контактах с радикалами официальных и открытых данных нет. Салафиты, о которых говорил эксперт, считаются представителями раннего направления ислама, иногда весьма радикальных взглядов, осуждающие любое политическое разделение мусульман, выступающих за единство правоверных, но добивающихся этой цели, порой не оглядываясь на привычные традиционному исламу и другим религиям ограничения, продолжает Евгений Сатановский:

"Все что запрещено в хараме, что есть харам, то есть недозволенно, те методы борьбы, которые за пределами того, что предписано было даже во времена пророка, для этих людей дозволено. Это крайний уровень исламского фанатизма. Здесь вы жестко замыкаетесь в замкнутой исключительно на своих иноверцах секту. Которая ориентируется на ваххабитов Саудовской Аравии. Жить после этого Валиулле Якупову было никак невозможно, он с ними боролся".

Убитый киллерами заместитель муфтия Валиулла Якупов, и сам Илдус Файзов, как сейчас утверждают, активно противостояли радикальным течениям и пытались остановить их распространение в республике, понимая, что это угрожает традиционному исламу. Таким образом, здесь могло быть замешано сразу несколько мотивов, касающихся и околорелигиозного бизнеса и  откровенного идеологического противостояния между муфтиям и ваххабитами, продолжает Роман Силантьев:

"В Татарстане они появились достаточно давно, но позже, конечно, чем в Дагестане, и копили все это время силы. И с того момента, когда опасность этой ваххабизации была осознана, с ними началась борьба и они ответили на это терактами, как они всегда это и делают, также было и в Дагестане: было покушение на муфтия в августе 1998- года, который вел с ними идеологическую борьбу".

Из республики сейчас приходя все новые противоречивые сообщения чуть ли не о массовых задержаниях и проверках, впрочем Следственный комитет это не подтверждает, но некоторые эксперты полагают, что информация может быть верна. Ведь на основе предварительных сведений, покушение на муфтия Татарстана могло означать попытку совершить религиозный переворот и захватить духовное лидерство в регионе. А значит организаторы должны были опираться на широкую сеть своих сторонников, которые в той или иной мере оказывали содействие в подготовке этого захвата.