16:17, 22 января 2013

Глава Минобороны остался без бумажной работы

Сергей Шойгу вернул старшим офицерам полномочия присваивать звания и назначать подчиненных. Ранее всем этим занимался лично министр. Эксперты отмечают, что это серьезно тормозило документооборот, кроме того, у руководителя ведомства просто не оставалось времени ни на что, кроме как на оформление приказов. Теперь у министра будет больше возможности заниматься реальной работой. О смене обязанностей в военной сфере - материал корреспондента "Вестей ФМ" Николая Осипова.

Каждый документ вначале идет снизу вверх, потом спускается обратно, и наоборот. В военном ведомстве эта традиция приобрела самые тяжеловесные формы. Сергей Шойгу решил сменить правила, принятые при прежнем министре. Старшим офицерам вернули полномочия, которыми они некогда обладали, - назначать подчиненных, увольнять их и присваивать звания. Всем этим до недавнего времени занимался только лично министр, и это была не самая удобная схема решения кадровых вопросов, замечает главный редактор журнала "Арсенал отечества" Виктор Мураховский:

"Так как военные округа и части разбросаны от Калининграда до Камчатки, то, естественно, прохождение документов занимало очень значительное время, месяцами исчислялось. Поскольку такие вещи не могут быть исполнены в электронном виде, то обязательно делались бумажные копии, представления начальников, все это находилось в бумажном виде, тратилось время. И существовала проблема, когда полковники месяцами находились на должностях, которые по штату требуют звания генерал-лейтенанта".

Физически осилить эти тысячи приказов, снующих по военной иерархии вверх и вниз, действительно нереально. Эксперты замечают, что роль министра в данном случае была скорее формальной, он ставил свою подпись, доверяя ближайшим подчиненным, которые готовили приказы. Но и в таком формате работа министра была крайне забюрократизирована, даже в режиме конвейера не хватит времени ни на что, кроме как на проставление подписей. Отсюда вполне очевидные минусы, продолжает Виктор Мураховский:

"То, что при Сердюкове было в 2012 году в отношении работы с кадрами, это его личное решение, это сделано вопреки существующему регламенту, вопреки уставу, это попытка взять на себя полномочия и обязанности, которые определены для других военнослужащих. Напомню, что он своим же решением полностью переключил на себя подписание всех договоров по разработке и производству вооружений и военной техники. При таком объеме кадров (около миллиона военнослужащих), огромном объеме промышленных работ, когда заключаются тысячи и десятки тысяч договоров, один человек не способен справиться, и немудрено, что при Сердюкове все это тормозилось. Вспомним задержки при подписании договоров по исполнению гособоронзаказа, ценовые войны и так далее".

Новый министр вернул доверие военным, которые в свое время с неохотой подчинились приказу, лишающему их полномочий в выборе подчиненных. Для министра это необходимость, если он намерен заниматься реальной работой в армии, одними бумагами военную сферу не привести в порядок. Кадровые вопросы можно решать на местах. Как это будет выглядеть, поясняет главный редактор журнала "Национальная оборона" Игорь Коротченко:

"Очевидно, будет сохранена система, которая существовала ранее, когда министр будет присваивать первичные офицерские звания выпускникам военных училищ, то есть лейтенантов, а также звания полковников. Вопрос присвоения званий, начиная от старшего лейтенанта до подполковника включительно, видимо, будет делегирован командующим войсками округов и других военных руководителей аналогичного статуса".

Скептики все же высказывают опасения, что полномочия офицеров повышают риск превышения этих полномочий, кто-то может использовать ситуацию в личных целях, к примеру, назначать на комфортные должности своих друзей и родных, а то и вовсе начать торговлю местами. Правда, в оправдание звучат замечания, что в армии все слишком прозрачно для вышестоящего начальства, и над каждым офицером всегда стоит другой, старше по званию, который проследит за тем, чтобы не было злоупотреблений. Кроме того, возврат полномочий подразумевает и ответственность, если до сих пор офицер мог объяснить недостатки подчиненного тем, что такой кадр ему был назначен министром, то теперь за все отвечает он сам, как назначающий либо увольняющий своего военнослужащего.

Министр свою очередь получает возможность больше внимания уделять насущным армейским проблемам, таким как перевооружение, строительство жилья, боевая подготовка. Многое требует личного участия главы ведомства и контроля с его стороны, и, как признают эксперты, бумажная работа в данном случае - лишь помеха для высокопоставленного военного руководителя.