В студии радио "Вести ФМ" тему теракта в Волгограде прокомментировал Иосиф Линдер, президент Международной контртеррористической тренинговой ассоциации.

"Вести ФМ": Иосиф Борисович, хотелось бы получить ваш экспертный комментарий. Сегодня в течение дня мы тревожные разговоры ведём со специалистами, с политиками. В чём причина таких провалов в антитеррористической безопасности, антитеррористической деятельности, если вы это как провал характеризуете?

Линдер: Ну, как успех это никак нельзя охарактеризовать. Потому что если гибнет хотя бы один человек, это уже трагедия. Если за два с половиной месяца в одном городе происходит три террористических акта, то есть, взрывается автобус, потом взрывается смертник на вокзале и буквально менее чем через сутки - еще один террористический акт в общественном транспорте, естественно, это серьёзная ситуация, которая требует очень серьёзного анализа. Какая бы хорошая антитеррористическая доктрина ни была принята и подписана президентом к исполнению, она реализуется конкретными людьми на конкретных уровнях властных структур. Причём это - и силовые, и специальные органы, и административные органы власти. И, естественно, здесь нужно анализировать всё, от пресловутого человеческого фактора до факторов так называемого пассивного саботажа, когда люди не в полном объёме или непрофессионально выполняют доверенные им служебные обязанности.

Любой террористический акт обычно дезавуируется только при наличии опережающей разведывательной информации, когда соответствующие секретные службы могут выйти на людей, которые организуют данную акцию, на организаторов либо на исполнителей, и остановить или блокировать их на том или ином временном отрезке. Если же такая информация поступает в неполном объёме или несвоевременно, или её попросту нет, найти иголку в стоге сена практически невозможно. Никакой режим усиления не сможет обезопасить людей. Даже анализируя вчерашний террористический акт, сотрудник полиции выявил подозрительное лицо, но это не спасло от взрыва. Да, это уменьшило количество потенциальных жертв, потому что количество погибших и раненых в закрытом помещении могло быть несоизмеримо выше. Но это не спасло людей от гибели. А для родственников погибших это останется травмой на всю жизнь.

"Вести ФМ": С этим трудно спорить. Скажите, антитеррористическая деятельность – это работа для профессионалов, только для профессионалов, или в данном случае горожане - жители Волгограда, Москвы - что-то могут сделать?

Линдер: Вы знаете, антитеррористическая деятельность – это часть общей идеологической платформы, которая должна насаждаться, идеологически насаждаться в общество современное. Потому что мы живём в период так называемой террористической пандемии, когда многие международные террористические организации работают по принципу крупных сетевых корпораций, саморегулируемых, самовозобновляемых, и, естественно, мозговые центры находятся за пределами тех государств, на территории которых гремят взрывы. Непосредственной антитеррористической деятельностью должны заниматься только профессионалы. Не могут группы дружинников или людей, которые занимаются каким-то патрулированием или дежурством в подъездах своих домов, решить эту проблему. Но они все могут, должны стать частью общей системы, а для этого нужна очень серьёзная идеологическая работа со стороны государства, причём проводимая не разово - через два-три месяца люди устают бояться, перестают дежурить, перестают выискивать подозрительных лиц в толпе, а постоянно. А это уже - вопрос идеологии, это вопрос тех самых моральных, этических, культурных скреп, о которых много кратно говорил президент.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Читайте и слушайте также:

Кто стоит за терактами в Волгограде? Репортаж спецкора "Вестей ФМ"

Рассказы очевидцев и мнения экспертов из утренней программы:

Взрыв в троллейбусе в Волгограде: очевидцы и эксперты

Два теракта в Волгограде: кто, почему и зачем?

Свежие новости по теме "Теракты в Волгограде".

Телефоны горячей линии в Волгограде: 8 (442) 230318, 230282 и 230273.