18:19, 05 февраля 2014

"Мы не запрещаем Волка и Бабу-Ягу, мы запрещаем то, что разрушает ребёнка"

Возвращаемся к трагедии, произошедшей в московской школе №263. В студии радио "Вести ФМ" - уполномоченный при президенте РФ по правам ребёнка Павел Астахов.

"Вести ФМ": Павел Алексеевич, одна из последних новостей: Серёжа Гордеев (мальчик, который всё это совершил) своей вины, по сути, не признаёт. Он извинился за то, что произошло. И вот депутаты предлагают ввести ограничения на продажу компьютерных игр. В частности, они предлагают ранжировать их по возрастным категориям, продумать схему блокировки сайтов, которые позволяют сейчас ребенку скачивать игры без каких-либо ограничений. Как вы считаете, это кардинально изменит проблему?

Астахов: Давайте посмотрим на проблему немножко шире. К сожалению, мы теперь будем к этой трагедии возвращаться снова и снова. Не дай бог, чтобы она повторилась. Хотя, конечно, сегодня таких гарантий нет, давайте признаемся честно. Потому что всё, что происходило до этого, к сожалению, только подвигало нас к этой трагедии. И то, как рассказывается и преподносится очередное подобное происшествие, скажем, в Америке (где это происходит регулярно), и то, как сегодня общество недружелюбно к ребёнку в принципе, и то, как сегодня организован доступ к информационной среде... Потому что помимо Интернета есть и средства коммуникации. Практически у каждого ребёнка старшего возраста есть мобильный телефон...

"Вести ФМ": Да и младшего тоже.

Астахов: Да. Есть свой персональный iPad, компьютер или какой-то планшетник. И, в общем, никакого ограничения на доступ (а их это интересует), скажем так, к опасному контенту сегодня практически не создано. Мы создали законодательные механизмы, мы приняли закон, который запрещает распространение информации, которая наносит вред развитию ребенка. Долго спорили по поводу этого закона. Наконец все убедились: ни Волка, ни Бабу-Ягу никто не запрещает - правда - и цензуру не вводит. Но вещи, которые недопустимы для популяризации или представления детям, конечно, не должны попадать в оборот, чтобы детям они были доступны. И здесь очень простой критерий. Вот спросите себя: что бы вы хотели, чтоб ваш ребёнок увидел, узнал, и чего бы не хотели? И этот вопрос личной ответственности и саморегулирования - самый главный в этой сфере.

Поэтому, конечно, здесь нужно больше находиться в диалоге. Мы, собственно говоря, это и делаем. Роскомнадзор, кстати, когда вводил концепцию информационной политики, когда принимал этот закон, выносил все эти вопросы на широкое обсуждение. И была продуктивная дискуссия, которая привела к тому, что всё-таки все понимают, что запрещается прежде всего то, что разрушает ребёнка. Всё, что созидает ребенка, делает его правопослушным, здоровым, современным, должно приветствоваться.

С другой стороны, конечно, сейчас быстро-быстро напринимать каких-то законов, чтобы всё позакрывать... Конечно, сразу вспоминается "Горе от ума", да? "Ученье - вот чума... собрать все книги бы да сжечь". В принципе, конечно, правильно. Конечно, можно всё сжечь. Но тогда никто вообще ничего не узнает, будем как растения расти.

Полностью слушайте в аудиоверсии.