21:20, 05 марта 2020

«Нет глаза? Не инвалид!»

Делом четырёхлетней девочки, которую лишили инвалидности, займется Следственный комитет. Соответствующее поручение дал председатель СК Александр Бастрыкин. Ребенок родился без одного глаза. Но на последней медкомиссии эксперты сочли, что и имеющегося глаза вполне достаточно, чтобы хорошо видеть. На этом основании с девочки сняли инвалидность, а вместе с ней – и все полагающиеся социальные выплаты и льготы. Подробнее – обозреватель «Вестей ФМ» Борис Бейлин.

Юлия родилась без одного глаза. В 4 месяца врачи установили ей протез. Его нужно менять 2 раза в год, так как ребенок растет. Делалось это бесплатно – девочка получила инвалидность. Сейчас Юлии 4 года. Помимо проблем со зрением, у ребенка – некоторое отставание в развитие. Однако все это не помешало экспертам во время очередного медицинского освидетельствования признать ребенка фактически здоровым и снять с Юлии инвалидность. Теперь девочка и ее мать не получают положенных пособий, льготных лекарств и бесплатного глазного протеза.

Мать воспитывает Юлию одна. Она не может работать, так как ребенку необходим постоянный уход. В итоге семья лишилась более половины средств. И вынуждена жить на 12 тысяч рублей в месяц – это пособие и алименты – в то время, как только протез глаза стоит 10 тысяч рублей.

Все дело – в изменении системы определения инвалидности. Когда-то медико-социальная комиссия принимала решение на основе диагноза. По новым правилам эксперты должны вычислять процент нарушений функций организма. Если получается потеря 40 процентов – полагается инвалидность. Если меньше, то нет. У Юлии один глаз – здоровый. На этом основании эксперты посчитали, что у ребенка есть предметное зрение. Общее нарушение зрения оценили в 30 процентов. А значит, инвалидность не положена. Подобную систему освидетельствования пора менять, говорит гендиректор Национального центра проблем инвалидности, эксперт ОНФ Александр Лысенко.

ЛЫСЕНКО: До 2004 года инвалидность всем детям с одним глазом устанавливалась. Потом, в том числе на основе международного опыта, это правило было отменено. Вот уже 15 лет, как детям с одним глазом инвалидность не устанавливается. Даже если на здоровом глазу зрение с коррекцией лучше, чем 0,3. Мы с вами понимает, что здесь что-то не то. Ведь отсутствие одного глаза приводит к нарушению бинокулярного зрения, которое нам в обычной жизни очень требуется. Я глубоко убежден, что тогда – 15 лет назад – была допущена ошибка.

Отмечу, что у Юлии проблемы – не только со зрением. У нее еще и 30-процентное нарушение психологических функций. Но и этого недостаточно для получения льгот. Проценты потерь по зрению и по общему развитию не складываются.

Сейчас мать Юлии пытается оспорить результаты экспертизы через суд и вернуть прежние льготы. К делу подключился и Следственный комитет. Но это, естественно – не единичный случай. Таких детей много. Тысячи.

Проблемы людей с отсутствующим парным органом обсуждались в конце прошлого года на встрече Владимира Путина с членами Совета по правам человека. Президенту тогда привели заключение медико-социальной экспертизы: «Отсутствие парного органа не является основанием для продления инвалидности». «То есть если одной руки нет, человек уже не инвалид?» – спросил Путин. И получив утвердительный ответ, заметил, что это «чушь», и дал поручение заняться данной проблемой.