программа: Интервью
11:33, 20 ноября 2013

Мамонтов: у нас в авиации - "Черкизон"

Фильм "Проданное небо" об авиакатастрофе в Казани. Гость студии радио "Вести ФМ" - Аркадий Мамонтов. С журналистом беседовала Ольга Бадьева.

Бадьева: На телеканале "Россия" накануне вечером в программе "Специальный корреспондент" вышел фильм Аркадия Мамонтова "Проданное небо". Он посвящен катастрофе Boeing-737 в Казани и другим крушениям самолетов в России. В фильме говорится, в том числе, и о том, что гражданскую авиацию в России ждет полномасштабный жестокий кризис. Аркадий Мамонтов сейчас у нас в студии. Аркадий, здравствуйте! Ваши гости традиционно после программы проводили обсуждение темы и предлагали разные инициативы, чтобы все-таки сделать российскую гражданскую авиацию более безопасной, причем были идеи запретить покупать старые самолеты авиакомпаниям, как-то возрождать нормальных пилотов, чтобы учили нормально, и государственное регулирование в отрасли усиливать. Вот по итогам различных высказанных мнений, как вы считаете, с чего все-таки нужно начинать? Либо это комплекс мер?

Мамонтов: Конечно, то, что вы перечислили - это комплекс мер, он необходим. Но самое главное, с чего нужно начинать - это политическое решение руководства государства. На мой взгляд, я высказываю свою личную точку зрения, надо создать Министерство гражданской авиации. То, что было у нас в Советском союзе. Это очень хороший опыт, зря мы его в угоду отдельным личностям, которые в 90-е годы нагрели руки на приватизации всего и вся, развалили. Должен быть один государственный орган, должен быть человек, который на себя возьмет ответственность за гражданскую авиацию и за безопасность, дать ему необходимые полномочия, чтобы он регулировал.

Бадьева: Какие полномочия?

Мамонтов: Полномочия? Ну, например, вот с той же компанией, самолет которой упал в Казани. Это независимый аудит. В случае таких вот страшных катастроф какой-либо компании - моментально репрессии в отношении этой компании.

Бадьева: Проверки или репрессии?

Мамонтов: Репрессии, я не боюсь этого слова, потому что терапия здесь уже не подходит. Вы понимаете, мы все рискуем, понимаете или нет? Они зарабатывают деньги, я же не зря в конце привел цитату из Карла Маркса. Они все получают прибыль, летают не на этих самолетах, чтобы вы знали, а на бизнес-джетах, выписанных из Европы, проверяют, куда и как они садятся, какие самолеты. Это очень опасная штука. Это то же самое, что образование, медицина и так далее. Эти вещи государство должно держать под себя. Бизнес пусть будет, но он будет государственно регулируемый. А то так отдали рынок. А у нас же не рынок, у нас же базар страшный. "Черкизон" у нас, понимаете, в авиации, к сожалению.

Бадьева: Что вы имеете в виду под репрессиями? Это закрытие авиакомпаний?

Мамонтов: Конечно, закрытие компаний, потом ввести уголовную ответственность, иначе никак их не остановить. У них прибыль в глазах - тут доллар, а тут евро, они прибыль видят, им наплевать на людей, на самолеты и так далее.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Смотрите также:

Авиакатастрофа в Казани (видео)