Дело Никиты Белых. Некомпетентность адвокатов. Гость - заслуженный юрист России Михаил Барщевский.

Ведущие "Вестей ФМ" - Владимир Соловьёв, Анна Шафран.

Барщевский: Что касается Белых, там другая интересная тема. У меня по этому делу - куча вопросов. Если по-простому, поскольку сегодня рассматривается в Мосгорсуде дело об изменении меры пресечения... Кстати, я-то - сторонник изменения меры пресечения. Потому что куда он денется...

Соловьёв: Я вообще считаю, что когда есть возможность не держать в СИЗО, лучше не держать.

Барщевский: Да, это правда. Но у меня по этому делу изначально - куча вопросов. Одно из двух. В данном случае я позволю себе журналистское поведение, не очень буду подбирать термины. Либо он полный идиот. Вот полный идиот, законченный - брать взятку в ресторане в Москве, трогать руками, открывать пакет. То есть полный идиот. Либо это была не взятка. Есть основания для первого и для второго утверждения. Потому что если это была даже не взятка, а, как он утверждает, как утверждает защита (кстати, очень слабая защита, могу привести пример, почему у него слабая защита), так вот, если это было пожертвование на храм, допустим, то я, честно говоря, слышал, что в 90-е годы действительно губернаторы, мэры собирали налик на то, чтобы решить какие-то городские проблемы. Я очень хорошо помню, как в 90-е годы сам нал отдавал главе администрации одного посёлка, потому что нужно было провести освещение по улице, по которой я сам ездил. И действительно деньги пошли на освещение этой улицы. То есть там никакого криминала не было. Но тогда это было нормально.

Но сейчас же я не представляю себе. Создаются фонды - слава богу, опыт очень большой есть. Создаётся фонд, куда совершенно легальные перечисляются деньги. Этот фонд совершенно легально то, что надо, тратит на то, что надо. То, что не надо, тратит на другие цели.

Шафран: На то, что не надо.

Барщевский: На то, что не надо, да. Но всё равно это делается не наликом.

Соловьёв: Да нет, можно и наликом. Пожалуйста. Но тогда надо оформлять приходные ордера. Есть система.

Барщевский: Ну, да.

Соловьёв: Отработано всё.

Барщевский: Да. А что касается защиты, я умилился. Надо сказать, что я уже 15 лет не практикую право на земле, текущее право. У меня немножко другая специфика работы. Но когда я услышал заявление адвокатов Белых о том, что они обращаются в суд с требованием о прекращении уголовного дела, поскольку Белых - на избранной должности, и дело мог возбудить только председатель Следственного комитета, я полез в закон посмотреть, так ли это. Ну, в общем, интуиция меня не подвела. Не так. Это правило касается только избранных руководителей муниципальных образований, то есть тех, по самоуправлению. Там другая совершенно система. А потом я подумал: всё-таки насколько разная адвокатура сегодня в массе своей и в те годы, когда я работал. Если бы кто-то из старых адвокатов старой профессиональной школы нашёл такую действительно ошибку - допустим, это была действительно ошибка следствия, да никогда в жизни никто бы в самом начале следствия об этом не заявлял ни суду, ни тем более журналистам.

Полностью слушайте в аудиоверсии.