19:56, 28 апреля 2011

Российским коррупционерам будут заламывать руки

Генпрокурор Виктор Чайка предложил создать спецназ для борьбы с коррупцией. По его мнению, сделать это необходимо потому, что коррупционные преступления крайне тяжело раскрывать. И ныне существующие подразделения в правоохранительных органах с этой задачей справляются плохо. Методы работы будущего антикоррупционного спецназа изучил корреспондент "Вестей ФМ" Сергей Гололобов.

"Для нас невозможного нет" - этот главный девиз всех российских спецназов обязан взять на вооружение и спецназ антикоррупционный. Ведь ему придется работать по самым высоким чинам, в самых влиятельных структурах. И если убояться их и дать слабину, то смысла именно в спецназе не будет никакого, считает член думского комитета по безопасности Михаил Гришанков.

"Если подразумевать, что любой руководитель будет звонить и говорить: в отношении этого расследуйте, а в отношении этого закрывайте, ну, тогда это будет полная профанация. Но вопрос этот очень серьезный. И он должен обсуждаться", - считает Гришанков.

Тем более международный опыт показывает, что страны с высокой коррупцией, железно настроенные ее побороть, добились успеха. Михаил Гришанков приводит пример Италии.

"Хочу напомнить, что в Италии после трагических событий начала 90-х были приняты решения: появился специальный прокурор по мафии, который занимался вопросами борьбы с коррупцией. Была зачищена верхушка политической элиты, то есть были выявлены связи руководителей различных ведомств с мафией, участие их в коррупции. И сделано это было жестко, чтобы очистить страну", - рассказывает Гришанков.

Антикоррупционному спецназу, конечно, не придется бегать по горам, но тактику проникновения в закрытые объекты они должны будут изучить четко. А объекты эти - министерства, ведомства и прочие госконторы - оплот российской коррупции. Чужих там не любят, поэтому, скорее всего, придется внедряться туда по легенде, а также вербовать своих агентов и осведомителей. Кроме того, нужны будут мощные аналитические, следственные и даже образовательные блоки, размышляет гендиректор Центра антикоррупционных исследований и инициатив Transparency International-Russia Елена Панфилова.

"Это те самые мониторинги госзакупок, проверка деклараций, создание таких условий, чтобы ничего не могло происходить. Это преследование, когда выявляются конкретные коррупционеры. И есть образование - будут рассказывать тем людям, которые идут на государственную службу, что они могут, что не могут, проводить с ними различные тренинги и так далее", - комментирует Панфилова.

Кстати, несмотря на заявление Виктора Чайки, в самой Генпрокуратуре не смогли пояснить, где именно должны появиться такие подразделения - в МВД, ФСБ, Минюсте, Следственном комитете или органах прокуратуры. Да и в самих этих ведомствах о планах создания антикоррупционных подразделений (не путать со службами собственной безопасности) ничего не знают. Ну а по логике вещей, под антикоррупционные задачи должна быть создана отдельная и независимая структура, уверена Елена Панфилова.

"Сложилась ситуация, когда за борьбу с коррупцией отвечают абсолютно все. За какую-то часть отвечает МВД, за какую-то - прокуратура, за высших должностных лиц отвечает ФСБ, есть совет при президенте, в правительстве есть соответствующие органы. И получилась классическая история, когда у семи нянек дитя без глазу", - иронизирует Панфилова.

А некоторые эксперты и вовсе сомневаются в эффективности такого спецназа. Их логика понятна - создавать еще одну правоохранительную структуру, тем более столь могущественную, - только плодить коррупцию. И взятки будут давать за то, чтобы закрыть дело о взятках. Да и где взять столь бескорыстных сотрудников, готовых работать за идею? Но это уже вопрос технологий. Заинтересовать человека работать честно можно, настаивает Елена Панфилова.

"Предполагать, что у нас кругом одно ворье и нет людей, способных справится с такими задачами, - это, в общем, ставить под сомнение успехи тех стран, которые были в столь же печальной ситуации, как мы, но смогли справиться с этим. Для этого требуется серьезная политическая воля и глубочайшее убеждение, что у нас нет неприкасаемых, у нас нет избирательности и у нас неизбежность правоприменения. И все получится!", - уверена Панфилова.

Виктор Чайка только предложил создать спецподразделение по борьбе с коррупцией. А от слов к делу - путь неблизкий. Да и вообще, будет ли он этот путь, сейчас сказать нельзя. Но, может быть, когда-нибудь и возникнет повод гордо произнести еще один спецназовский девиз - "Слава спецназу!". На этот раз - антикоррупционному.