14:18, 10 мая 2011

Гагарину предложили переехать на Лубянку

поделиться:

В Москве обсуждают идею переноса памятника Гагарину с Ленинского проспекта на Лубянскую площадь. Предложение поступило в комиссию по монументальному искусству Мосгордумы. По замыслу инициаторов переноса, Гагарин может занять место отсутствующего на Лубянке Феликса Дзержинского. Однако затея встретила волну критики со стороны тех, кто считает такую замену странной и неравноценной. Культурный спор на монументальную тему - в материале корреспондента "Вестей ФМ" Николая Осипова.

Юрий Гагарин устремляется в небо над Ленинским проспектом уже более 30 лет. За все годы он лишь один раз исчез оттуда. В декабре 2010 хакеры подключились к управлению подсветкой памятника и создали иллюзию старта в ночное небо. Под ногами первого в мире космонавта появились цифры обратного отсчета, потом загорелось световое пламя - и Гагарин взмыл в высоту. Иллюзия длилась считанные секунды, физически, разумеется, монумент никуда не исчезал, но теперь его решили отправить далеко и надолго - до самой Лубянки.

По замыслу авторов идеи, которая была представлена экспертам Мосгордумы, Гагарин должен занять место Феликса Дзержинского, памятник которому на Лубянке был с ликованием снесен в 1991 году. Правда, автор инициативы изначально остался в тени, даже после того, как его поддержали видные персоны. Глава президентского Совета по правам человека Михаил Федотов выступил за перенос Гагарина, но кого именно он поддерживает назвать не смог.

"Я не знаю, от кого исходит инициатива, и сразу скажу, что оценить инициативу с эстетической точки зрения я не берусь", - ответил Федотов.

Оглядываясь на историю, Михаил Федотов не прочь вернуть Лубянке фонтан, в котором когда-то столичные извозчики поили лошадей, но поить больше некого - извозчики в прошлом, а Дзержинского возвращать не хотят, значит, нужен новый герой.

"Это место для Гагарина было бы правильным. Там должен быть памятник тому человеку, который объединяет всех россиян, а не тому, в отношении которого, мягко говоря, есть разные мнения", - считает Федотов.

Юрий Гагарин оспаривает право занять площадь на Лубянке с Дзержинским, которого, несмотря на унизительное изгнание, уже неоднократно пытались вернуть и вносили вопрос на рассмотрение той же комиссии Мосгордумы. Член правления международного правозащитного общества "Мемориал" Борис Беленкин - из тех, кто о Дзержинском и слышать не хочет, но и достаточно нейтральную идею поставить на Лубянке фонтан не принимает. Слишком много в подобных заменах, на взгляд Бориса Беленкина, попыток "подменить историю". Хотя и Дзержинский, и фонтан - все они вроде бы из прошлого.

"Гагарина легко можно сделать символом успешности нашего прошлого. И из всех фигур это, наверное, самая положительная фигура в историческом смысле, но вопрос в том, почему и куда поставить этот памятник. Ведь, попав на Лубянку, вы первым делом укажете на памятник Гагарину, но соседство с ним того же Соловецкого камня, символизирующего память о политических репрессиях, будет казаться достаточно неуместным, поскольку эта площадь не по названию, но по сути станет площадью Гагарина", - говорит Беленкин.

О нелогичности установки Гагарина на Лубянке сейчас говорят многие архитектурные деятели. Ведь тогда странными в Москве станут сразу два места - Лубянка и Площадь Гагарина, где в случае монументального переезда появится пустующее место. Чем его заполнить - непонятно. Возможно, обнаружатся еще какие-то идеи о переезде какого-нибудь другого памятника из другого района Москвы.

Протестующих обнадеживает только то, что подобные предложения с переездами возникают время от времени, но, как правило, ничем не заканчиваются. Так после скандальной отставки Лужкова в столице заговорили о переезде творения Церетели, грандиозного памятника Петру I. Потом посчитали расходы и решили не трогать. "Высылка" Гагарина на Лубянку, видимо, стоит дешевле либо еще не составляли смету.

Из больших переездов Москва помнит, как подвинули Пушкина с Тверского бульвара - это было в 1950 году, но гениальный поэт переместился на считанные метры - в угоду архитекторам, которые, по велению Сталина, снесли Страстной монастырь и нашли для Пушкина более подходящий ракурс в новой городской обстановке. В случае с Гагариным вроде грандиозных сносов не предвидится. И тем необычнее многим воспринимается идея, хотя комиссия Мосгордумы рассматривает порой самые оригинальные вопросы. Приходилось, к примеру, обсуждать предложение по установке памятника поклонникам артистов, которые покончили жизнь самоубийством. И все это на полном серьезе, есть запрос - должно быть обсуждение.

Долго, впрочем, не обсуждали, отклонили. Но монументальные фантазии в столице продолжают удивлять даже тех, кто уже давно привык к громоздким произведениям Зураба Церетели, неожиданно и резко меняющими городские пейзажи. Кстати, сам Церетели уже высказался за возвращение Дзержинского, но "прописывать" чекиста назад эксперты не решаются. Пустое место из раза в раз пытаются заполнить каким-то другим символом, и уже 20 лет ничего подходящего найти не удается.