12:05, 24 мая 2011

Белорусская экономика бьётся в агонии

поделиться:

Белорусский рубль упал более чем наполовину. Национальный банк страны объявил о девальвации валюты, что вызвало еще большую панику у населения, которое теряет последние надежды спасти свои сбережения. Люди скупают товары долгого хранения, надеясь потратить белорусские рубли до того, как произойдет очередное падение курса. Все это еще больше ухудшает и без того сложную ситуацию. Эксперты убеждены, что настало время реформировать экономику страны, иначе возможен полный крах. Чего ждать от кризиса в Белоруссии, выяснял корреспондент "Вестей ФМ" Николай Осипов.

Белорусский рубль спасали, как могли. Но Национальный банк оказался прижатым к стенке и вынужден был объявить о 56-процентной девальвации. На черном рынке курс и того выше - доходит до 8-9 тысяч рублей за доллар. Население бросилось спасать сбережения, скупая все подряд, лишь бы потратить национальную валюту. Российским экспертам все это знакомо, как и россиянам, проводит исторические аналогии директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко.

"Всё это напоминает то, что происходило у нас в начале 90-х годов с обесцениванием вкладов Сбербанка. Думаю, что там неплохо могли заработать на этой разнице курсов, когда кто-то имел возможность поменять по официальному курсу, а кто-то мог менять только по рыночному курсу", - комментирует Минченко.

Эксперты уверены, что девальвация была неизбежной, просто ее надо было делать раньше, тогда падение можно было бы назвать снижением курса. И может даже удалось бы избежать паники. Но в итоге экономика страны грозит откатиться на много лет назад. Все это - из-за отсутствия внятных реформ, поясняют наблюдатели, а они нужны были давно. Но властям столь долго удавалось оставаться на плаву, что даже в России многие начали верить в некое белорусское экономическое чудо, напоминает генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности, политолог Константин Симонов.

"Мне очень часто приходилось дискутировать с теоретиками, которые уверяли, что Белоруссии надо помогать, что там какая-то суперэкономика, а некоторые горячие головы даже предлагали у Белоруссии учиться. Но все мы понимаем, что суть белорусской экономики заключалась в получении дешевых российских энергоносителей и в производстве за счет этого бонуса абсолютно неконкурентоспособной продукции, которая, опять же, шла на российский рынок и получала привилегии в виде льготной таможенной политики. То есть Белоруссия за счет наших энергоносителей производила продукцию, которую отправляла на наш же рынок", - поясняет Симонов.

В подобных девальвациях почти всегда обнаруживается только один плюс - резко повышается спрос на товары, произведенные внутри страны. Для внешнего рынка они оказываются значительно дешевле, и начинается скупка всего подряд, что значительно повышает производительность. Так уже было в 1998 в России, правда, у нас к тому времени были проведены большие реформы и самый сложный период остался позади. В Белоруссии экономика во многом осталась замороженной. Александр Лукашенко всегда старался сохранить госконтроль над основными экономическими объектами, сейчас, возможно, придется идти на уступки, рассуждают аналитики, хотя это будет непросто. Вопрос в том, на что согласится Лукашенко, рассуждает Евгений Минченко.

"Понятно, что у "Газпрома" появляется возможность получить контроль над "Белтрансгазом", 50% которого они имеют, но не имеют возможности влиять на оперативную деятельность. У других компаний появляется возможность для скупки ряда интересных белорусских предприятий, то есть в этом смысле возможность выхода на белорусские рынки - это вообще-то, с точки зрения экономики, позитивный фактор", - считает Минченко.

Оценки экспертов отчасти циничны, тем не менее, они убеждены в том, что иначе смотреть на ситуацию нельзя. Оглядываясь назад, все более становится понятно, что отсутствие здорового цинизма в некоторой степени и привело к этому краху. Политолог Константин Симонов знает, что могло бы на время спасти белорусский рубль. И это, в общем-то, знают все, но есть ли именно в этом рецепте необходимость?

"Если, конечно, Россия в том или ином виде даст кредит в 6 миллиардов, то это позволит Белоруссии еще на какое-то время эту агонию задержать, но я не вижу в этом никакого смысла. Давать деньги просто для того, чтобы поддержать агонию белорусской экономики (а стратегически никаких шансов на выживание у модели Лукашенко нет, эта экономика жила бы, только если бы вечно субсидировали Белоруссию в виде дешевых энергоносителей, либо просто напрямую в виде кредитов), никто не собирается", - говорит Симонов.

Любые экономические проблемы неизбежно приводят к политическим сложностям. Но оценивая Белоруссию, эксперты вынуждены признавать определенную уникальность политической системы. Потеря рейтинга Александру Лукашенко может и грозит в связи с происходящим, но опасаться появления конкурентов, которые выплывут на волне валютных проблем, вряд ли стоит, поскольку оппозиции в стране как таковой нет, а та, что была, окончательно выдохлась на последних выборах. Тем не менее, это серьезный сигнал действующей власти, полагает Евгений Минченко. Ведь игнорирование очевидных проблем грозит потерей управления ситуацией.

"Думаю, что система будет как-то меняться сама изнутри, потому что если не будет гибкого реагирования и каких-то реформ, то в перспективе социальный взрыв вполне возможен", - утверждает Минченко.

Социальная стабильность была одним из главных достижений Александра Лукашенко, что позволяло ему пользоваться поддержкой населения. Даже при сравнительно невысоком общем уровне жизни в стране. Но резкий обвал рубля свел на нет все эти успехи. Власти в срочном порядке ищут, чем бы закрыть валютный дефицит, но пока они ищут, никто не исключает дальнейшего падения курса.