08:41, 23 ноября 2012

Россия решит недетский вопрос детского порно

Что такое "детская порнография"? Такого юридического определения в нашей стране сейчас нет. Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко попросила главу МВД Владимира Колокольцева дать чёткую формулировку этого понятия. Отсутствие юридического понятия детской порнографии позволяет преступникам избегать наказания, трактуя закон как угодно. Корреспондент "Вестей ФМ" Ксения Крихели вместе с юристами и экспертами разбиралась в проблеме.

Об уголовном преследовании за изготовление и распространение детской порнографии мы говорим уже последние лет 17, как минимум. Но до сих пор ни в одном законе не прописано, что это такое. Такого юридического понятия в России нет, говорит уполномоченный при президенте России по правам ребенка Павел Астахов:

"В большинстве стран мира понятие детской порнографии чётко прописано и определено. В странах, в том числе и России, где этого нет, это определяется экспертным путём. Во время следствия собираются криминалисты и решают в каждом случае отдельно, есть ли состав преступления или его нет".

Да что говорить про формулировки - нынешний закон не запрещает производить детскую порнографию, продолжает Астахов:

"В Российской Федерации нет уголовного наказания за изготовление, хранение, перемещение через границы детской порнографии без цели сбыта. Для собственного пользования можно всё, что угодно. У нас в прошлом году из общего числа привлечённых за изготовление детской порнографии 80% отделались условными наказаниями".

По словам Павла Астахова, в России на сегодняшний день самый большой архив детской порнографии. В этом мы впереди планеты всей. И всё от безнаказанности и отсутствия юридических формулировок в законе. Впрочем, глава коллегии адвокатов "Смаль и партнёры" Максим Смаль говорит, что даже если чётко в законе прописать, что такое детская порнография, это вовсе не значит повернуть ситуацию на 180 градусов:

"У нас законодательство прописывается очень плохим языком, так что любой закон можно трактовать двояко. Вопрос в том, как в отдельно взятом случае судья истолкует ту или иную статью закона, даже если будет чёткая юридическая формулировка".

Максим Смаль уточняет, что понятие "детская порнография" очень спорное:

"У нас есть формулировка, что такое порнография и эротика, но это не может переноситься автоматически на детей. Когда мы говорим о детях, тут эротики не должно быть вообще. Любая эротика с изображением ребёнка есть порнография. Но где та тонкая грань между искусством перевоплощения фотографа, который снимает мальчиков и девочек, использует макияж, какую-то одежду? Тогда любое изображение ребёнка должно подходить под состав детской порнографии".

Руководитель федерального информационного центра "Аналитика и безопасность" Руслан Мильченко считает, что главное зло не в отсутствии юридической формулировки "детская порнография". Надо выходить на тропу войны с её изготовителями:

"Сейчас в Европе не гонятся за определением "детская порнография", а определяют источник и судят за растление малолетних. Определение нужно для того, чтобы с этим бороться в Интернете. Но сколько у нас этих закрытых студий, где производят съемки, причём абсолютно безнаказанно? По закону производить можно, а продавать нельзя".

Но и здесь у преступников есть лазейки, продолжает Мильченко:

"Детская порнография распространяется через закрытые серверы, где-нибудь на Багамских островах. У нас огромный чёрный рынок в так называемом "глубинном Интернете", куда нужен особый доступ".

Впрочем, главный редактор журнала "Хакер" Степан Ильин говорит, что закрытые сайты - это малая толика от всего рынка производимой в России и распространяемой по всему миру детской порнографии:

"Глубинный Интернет работает по своим протоколам связи. Доступ имеет небольшое количество человек. Популярность у таких ресурсов маленькая - капля в море".

Между тем Роскомнадзор ведет серьезную борьбу с интернет-ресурсами с детской порнографией. Но закрывай, не закрывай сайты, их всё равно тысячи и сотни тысяч. Армия педофилов тоже не уменьшается. Только пока на них нет управы и чётких юридических определений для того, что бы судить их по всей строгости. В обществе возникло целое движение охотников за "любителями детей". Вот такой правовой нигилизм получается.