17:06, 27 февраля 2013

Стросс-Кан добавил цензуры в книгу бывшей любовницы

Бывшему главе Международного валютного фонда Доминику Стросс-Кану удалось добиться того, что в книге его бывшей любовницы будет специальный вкладыш. По решению суда Парижа мемуары Марселы Якуб "Красавица и чудовище" не появились в продаже в среду, как намечалось ранее. С подробностями - европейский корреспондент радио "Вести ФМ" Регина Севостьянова.

Адвокат бывшего главы Международного валютного фонда Доминика Стросс-Кана Анри Леклер заявил, что решение парижского суда относительно мемуаров Марселы Якуб полностью удовлетворило его клиента. Выход книги "Красавица и чудовище" в свет был отложен, поскольку издателя обязали сделать специальную вкладку в каждый экземпляр, пояснил Анри Леклер:

"В начале книги появится специальная вкладка, объясняющая, что данные мемуары являются серьезным преступлением, поскольку нарушают право Доминика Стросс-Кана на личную жизнь. Это ровно то, чего мы хотели добиться, подавая иск. Безусловно, он очень удовлетворен этим решением".

Помимо вкладки, суд обязал издателя выплатить Доминику Стросс-Кану 50 тысяч евро компенсации.

Книга Марселы Якуб "Красавица и Чудовище" издательства Stock должна была появиться в продаже 27 февраля. Она рассказывает о личных связях автора с политиком с января по август 2012. Имя Стросс-Кана в романе не называется, однако Марсела подтвердила, что речь идет о бывшем главе МВФ. При этом Якуб называет Стросс-Кана "получеловеком-полусвиньей" и предлагает пустить на ветчину.

"Ты был старым, ты был толстым, ты был коротышкой и ты был уродлив. Ты был мачо, ты был вульгарным, бесчувственным и пошлым. Ты был эгоистом, был грубым, у тебя не было воспитания. И я сходила от тебя с ума", - пишет Марсела Якуб.

Иск в суд Парижа был подан 25 февраля, слушания состоялись на следующий день. Интересно, что в вопросе претензий к Марселе Якуб Стросс-Кана поддержали даже его обычные оппоненты. Так бывшая жена политика Анн Синклер даже встречалась с автором. Но разговор привел лишь к тому, что Синклер сама оказалась героиней романа. Прессе Анн заявила, что книга Якуб "лживая и желчная", и автор позволила себе искажающие интерпретации ее слов и мыслей. Министр внутренних дел Франции Манюэль Вальс на соответствующий вопрос заявил, что испытывал чувство омерзения, читая о книге в прессе.