19:41, 02 сентября 2013

Возвращенная дача - закрытое дело?

Бизнесмен Валерий Пузиков вернул Минобороны базу отдыха "Житное". Ее стоимость оценивается в 150 миллионов рублей. Расследование по этому объекту стало эпизодом в рамках уголовного дела по "Оборонсервису". Ну, а сам Валерий Пузиков в основном известен тем, что является зятем экс-министра обороны Анатолия Сердюкова. Схему возврата базы отдыха изучил корреспондент "Вестей ФМ" Сергей Гололобов.

Речь в уголовном деле идет о базе отдыха "Житное", что в Астраханской области. И принадлежала она зятю экс-министра Минобороны. В какой-то момент Анатолий Сердюков, видимо, посчитал, что она может стать прекрасным рекреационным объектом для служивых.

Работа на точке закипела. База была озеленена, к ней подвели асфальтовую дорогу, и всё силами и на средства военного ведомства. Впоследствии, когда началось расследование по "Оборонсервису", вспомнили и эту базу отдыха. Уголовное дело было заведено по статье "злоупотребление должностными полномочиями".

Подозреваемыми в нем, правда, оказались неустановленные "должностные лица Минобороны". При этом Анатолий Сердюков получил статус свидетеля.

А потом случилось любопытное. Валерий Пузиков и его компаньон Артур Позов решили отдать -безвозмездно - "Житное" военному ведомству. И всё, так как состав преступления исчез, уголовное дело, по мнению экспертов, по этому эпизоду, скорее всего. будет закрыто. Редкий случай в юриспруденции, отмечает руководитель Московской коллегии адвокатов "Князев и партнеры", адвокат Андрей Князев.

"На мой взгляд, и на взгляд и российской, да и мировой, наверное, юриспруденции, одинаково - если человек вернул, это не значит, что он не украл. Было бы тогда, наверное, просто. Карманника поймали - он вам кошелек вернул, всё, значит, не виноват? Тут то же самое. Если злоупотребление было, то расследуется дело именно на тот момент, когда оно было. А не на тот, каким оно стало после".

Со своим коллегой спорит адвокат, кандидат юридических наук Шота Горгадзе. Он считает, что в российском законодательстве есть некие положения, которые позволяют вернуть сомнительно приобретенное имущество и при этом не стать фигурантом уголовного дела. Сравнение здесь с карманником не совсем корректно, полагает юрист.

"Вот как раз таки если рассматривать случай карманника, который украл какие-то деньги и потом отдал их... Естественно, уголовное дело прекращено не будет. Если же речь идет о каких-то хищениях денежных средств ведомственной организации, и если будет доказано, что никакого ущерба в результате возврата организация не понесла, тогда основание для прекращения уголовного дела найти можно".

Конечно, такая приятная перспектива прекращения уголовного дела всего лишь при возврате уворованного доступна не каждому. Простому человеку вряд ли стоит на это рассчитывать, констатирует Шота Горгадзе.

"Получилось бы то же самое у какого-нибудь иного гражданина, например, коммерсанта, или чиновника рангом поменьше? Скорее всего, дело всё-таки лежит в плоскости политического вопроса. Но юридически, да, в принципе, возврат этой базы минимизирует шансы г-на Сердюкова когда-нибудь переквалифицироваться в обвиняемого или подозреваемого".

Отметим, что ни одно из уголовных дел "Оборонсервиса" не касалось напрямую бывшего министра. Его статус при расследовании обычно был "свидетель", а то и вовсе никакого. На беседах со следователями Анатолий Сердюков всякий раз пояснял, что столь низкую цену за продажу военного имущества назначали его подчиненные экономисты, ну, или нанятые ими коммерсанты. Сам же он за всем уследить просто физически не мог. Ну а база отдыха "Житное" привлекла внимание тем, что она принадлежала родственнику экс-министра, замечает Андрей Князев.

"Мне кажется всё-таки, что обычно человек помнит, что он сделал для родственников. Если нет, то родственник, наверное, напомнит, скажет - спасибо тебе огромное, что ты сделал. Когда, может быть, ты, действительно, подписываешь сотни тысяч документов в отношении других лиц или организаций, то вполне возможно, действительно, ты не помнишь. Но в отношении родственника... В это мне слабо верится".

Напомним, что в конце августа еще одно вероятное уголовное дело о злоупотреблении служебным положением в Минобороны сошло на нет. Речь идет о слишком дешевой продаже ста сорока военных гектаров в Красногорском районе. Санкцию на реализацию земли тоже дал Анатолий Сердюков. Впрочем, Главная военная прокуратура отказалась передавать материалы проверки в Следственный комитет России для возбуждения уголовного дела. Да и само следствие ранее также не нашло в этой истории вины экс-министра.