16:14, 09 сентября 2015

Батюшка бьёт первым: священника обвинили в превышении пределов необходимой самообороны

Священник, защищая свой дом и домочадцев, нокаутировал ночного пьяного визитера. Впрочем, по другим данным, мужчина, едва держась на ногах, упал со ступенек сам и сломал себе челюсть. В любом случае против настоятеля храма возбудили уголовное дело. Имел ли право священник жестко защищать себя и свою семью, разбирался корреспондент "Вестей ФМ" Сергей Гололобов.

Простой дощатый дом в селе Трубино Калужской области. На двери - маленький крест. Здесь живет со своей семьей местный священник, отец Максим. Как-то ночью к нему пришел некто Валентин Прунов. Пьяный. Как он сам сказал, "посмотреть, как живут попы". Стучал в окна, пугал детей, пытался хамить. На порог дома батюшка его не впустил. Что было дальше, рассказал исполняющий обязанности начальника пресс-службы управления МВД России по Калужской области Алексей Горюнов:

"В результате между ними произошла стычка, и потерпевший получил перелом челюсти. По данному факту он обратился в органы внутренних дел, и поскольку телесные повреждения были всё-таки получены, степень вреда оценила судебно-медицинская экспертиза, было возбуждено уголовное дело по факту причинения вреда здоровью".

Священник обвиняется в превышении допустимой самообороны - всё-таки телесные повреждения у потерпевшего, так сказать, налицо. И, тем не менее, никакого превышения, скорее всего, нет, убежден председатель московской коллегии адвокатов "Тер-Акопов и партнеры" Георгий Тер-Акопов:

"Во-первых, ночное время. Во-вторых, пьяный. Да бог его знает, что у него на уме и зачем он рвется в дом. В доме находятся женщины, дети. И если даже этот удар был нанесен батюшкой, то всё то, что сопутствует понятию "необходимая оборона", я думаю, присутствует".

Но с другой стороны, в материалах дела не фигурирует факт именно нападения на священника. Валентин Прунов не угрожал ножом или кастетом, просто пытался - возможно, грубо - проникнуть в жилище батюшки, за что и получил по лицу. Кроме того, ночью отец Максим вызывать полицию не стал, решил разобраться сам. Но из-за этого не был официально установлен факт опьянения незваного гостя, а значит, спорные моменты в деле действительно присутствуют, признает председатель Комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников:

"История с тем, что он захотел посмотреть, как кто-то живет, выглядит достаточно странно и достаточно наивно. Поэтому, конечно, здесь, если вот такой повод у человека был, это, конечно, незаконно. Это вторжение в частную жизнь. Но это не означает, что это была угроза жизни и здоровью. Вот если мы такой ракурс рассматриваем, то здесь возможно превышение пределов".

Верховный суд уже неоднократно разбирал спорные случаи самообороны и на их основании выдавал рекомендации для нижестоящей Фемиды. Например, такое: при реальном нападении его опасность оценить сложно - доли секунды, стресс, просто не успеваешь понять, пугают тебя или бьют на поражение, поэтому человек может защищать свою жизнь всеми возможными способами. Перестараться здесь нельзя, разъясняет Верховный суд. Но при такой трактовке закона о самообороне теперь любой в принципе может сказать, что убил оппонента, потому что защищался. И это весьма тонкий момент, признают юристы. Но всё-таки критерий оценки есть, говорит Георгий Тер-Акопов:

"Вот если кто-то подошел, оскорбил, ударил и уходит, а в этот момент вы наносите ответный удар, мотивируя тем, что он первым ударил, а я его вторым, - здесь необходимой обороны не будет. Необходимая оборона может быть только в момент агрессии какой-то. Как только агрессия заканчивается, необходимой обороны нет".

Если вернуться к делу священника из Калужской области, то сейчас оно возвращено на доследование, рассказал Алексей Горюнов:

"В связи с тем, что и сам священник, и его адвокат, и местные жители постоянно обращаются в различные инстанции с жалобами на то, что их священника привлекают к уголовной ответственности, областной прокурор запросил это дело для ознакомления и после ознакомления вернул его в отдел дознания для доработки".

Между тем, по некоторым данным, отцу Максиму посоветовали заплатить Валентину Прунову за так называемое мировое соглашение. Но как рассказывают прихожане, у самого священника денег нет, и чтобы защитить своего батюшку, деньги намерена собрать церковная община. При этом местные жители не понимают, почему священник вообще должен откупаться от непрошенного и агрессивного гостя.