09:24, 09 мая 2018

Три разведчицы против гаулейтера Кубе: как ликвидировали любимца Гитлера

Неуловимого и жестокого гаулейтера Белоруссии Вильгельма Кубе пытались убить много раз. Но сделать это удалось трем советским девушкам-разведчицам – Елене Мазанник, Марии Осиповой и Надежде Троян. Подробнее об этой операции – в материале корреспондента "Вестей FM" Сергея Гололобова.

За “любимцем” Гитлера и старым членом нацисткой партии Вильгельмом Кубе охотились несколько диверсионных групп. Но генерал-комиссар имел надежную охрану, был чрезвычайно бдителен и осторожен, постоянно менял маршруты и время передвижения автомашин, мог не явиться или сильно опоздать на назначенное им же мероприятие, избегал общественных мест. Вскоре стало ясно, что на улицах Кубе не достать: надо искать подходы через его дом. Со стороны диверсионного отряда НКВД исполнителя поручили найти партизанке Надежде Троян, рассказывала она сама для архива Центра общественных связей ФСБ.

ТРОЯН: В один из дней меня вызывают в штаб и говорят: “Минск знаешь?”. Я говорю: “Ну так, немножко знаю”. – “Язык знаешь?”. – “Немножко знаю”. – “Ну вот постарайся в Минске посмотреть, где живет Кубе, как он охраняется, кто у него работает”.

Надежда сняла комнату недалеко от дома Вильгельма Кубе и начала присматриваться к прислуге. Её знакомая вывела на горничную семьи Кубе Елену Мазанник. Подход к ней оказался трудным. Девушка – по понятным причинам – боялась провокаций Гестапо и вполне логично предположила, что с ней разговаривает не партизанка, а немецкий агент. Тем не менее, категоричного отказа со стороны Мазанник не последовало. Более того, она передала Троян схему внутренних помещений резиденции Кубе. Кроме того, обсудили орудие возмездия. Вариант отравления Елена Мазанник категорически отвергла, рассказал в программе телеканал “Россия 1” историк спецслужб Олег Матвеев.

МАТВЕЕВ: От использования яда Мазанник сразу отказалась, потому что очередность принятия пищи в резиденции Кубе была таковой, что не было гарантии, что он съест эту пищу первым.

Первыми вполне могли съесть отравленную пищу дети Кубе. Подставлять их Елена Мазанник наотрез отказалась. Пришлось задействовать второй вариант – пронести в спальню Вильгельма Кубе мину. Это должна была сделать Елена Мазанник. Но до конца она Надежде Троян так и не поверила и, продолжая опасаться провокации, окончательного согласия не дала. Тогда был осуществлена попытка вербовки Елены Мазанник со стороны Марии Осиповой – связной диверсионного отряда "Дима", продолжил Олег Матвеев.

МАТВЕЕВ: Та достаточно жестко сказала, что фронт-то приближается, и скоро наступит время, когда каждому придется отвечать за то, что он делал здесь во время оккупации: кто-то сражался в подполье, а кто-то стелил постель гаулейтеру.

Елена Мазанник в итоге согласилась. При подготовке операции учли всё. Предвидя суровые последствия диверсионной акции со стороны нацистов, Елена Мазанник потребовала от партизан, чтобы они эвакуировали ее сестру с детьми. Накануне акции Мазанник сослалась на зубную боль, благодаря чему получила от жены Кубе выходной, после чего смогла беспрепятственно выйти из их резиденции. Затем она встретилась с Марией Осиповой, которая передала ей английскую мину замедленного действия и научила, как ею пользоваться. Дальше Елена Мазанник положила мину в свою сумочку и отправилась в дом Кубе. Так как гаулейтер ей доверял, то его многочисленные охранники, скорее всего, не стали подвергать Мазанник досмотру на входе. Хотя этот момент до сих пор так до конца и не прояснен из-за грифа секретности, признал в документальном фильме телеканала “Москва Доверие” белорусский публицист Герман Москаленко.

МОСКАЛЕНКО: Сумочка эта сегодня демонстрируется в музее истории Великой Отечественной войны в Минске. И тот платочек, которым она прикрывала. И как она это всё объясняла? Дело в том, что если даже, не проверяя сумочку, взять ее в руку, то вес ее будет весьма подозрителен. Потому что мина имеет достаточно приличный вес – около килограмма как минимум. Поэтому как это было сделано – на сегодняшний день я затрудняюсь сказать.

Но как бы там ни было, Елена Мазанник сумела пронести мину в дом Вильгельма Кубе, а затем поднялась в его спальню, рассказал в этом же фильме писатель Алексей Попов.

ПОПОВ: Она изыскала возможность, зашла в спальню Кубе и заложила эту английскую мину под железную кровать, на которой спал гаулейтер, в области головы. После чего она вышла и была вывезена нашими подпольщицами вместе с сестрой в лес. И через определенное время переправлена на самолете в Москву.

Часовой механизм сработал в 00:40 22 сентября 1943 года, напомнил историк Олег Матвеев.

МАТВЕЕВ: Даже жена не пострадала, которая была в тот момент с ним в одной постели. То есть бомба была направленного действия, и, видимо, был такой небольшой угол поражения. Но, опять же, вот по такому счастливому стечению обстоятельств этот угол поражения сработал в сторону тела Кубе.

А гаулейтера Белоруссии разорвало на куски. Дважды за всю оккупацию советского Союза немцы объявляли национальный траур – после разгрома группировки под Сталинградом и спустя полгода после убийства Вильгельма Кубе.

Гитлер впоследствии объявил трех девушек личными врагами. Кремль же этой акцией четко показал всему миру, что Белоруссия не сдалась нацистам и что руки у Москвы дотянутся до всех гитлеровских приспешников. А в Минске между тем началась волна арестов, но все 3 девушки были уже далеко. Они успели уйти в партизанский отряд, откуда их вывезли на самолете в Москву. Там их допрашивал лично нарком безопасности Меркулов – видимо, контрразведка в чем-то сомневалась. Но точки над “и” очень быстро расставил Сталин, почти сразу же присвоив всем трём звание Героев Советского Союза. И действительно, в эту операцию каждая из девушек внесла свой героический вклад: Надежда Троян первой нашла исполнительницу и завербовала её, Мария Осипова передала мину, а Елена Мазанник установила её в доме гаулейтера. У всех трех впереди была долгая и благополучная жизнь, но уже напрямую не связанная со спецслужбами.