История советского агента под псевдонимом Кент – в материале корреспондента “Вестей FM” Сергея Гололобова.

Бутылка русской водки на столе и тост за победу Красной Армии. И это в Берлине, в те дни, когда вермахт атаковал предместья Москвы. Нет, это не один из анекдотов про Штирлица. Так было на самом деле, когда советский разведчик Анатолий Гуревич отыскал в Германии членов немецкого сопротивления, с которыми в начале войны была утрачена связь. Как это происходило, рассказал уже в наше время в интервью телеканалу “ТРО союз” сам Анатолий Гуревич.

ГУРЕВИЧ: Осмотрев всё, осмотрев и те улицы, на которые мне надо было потом идти, на следующий день я пришел на это место. Предварительно посетив кино. Стою, идет снег, темно. И вдруг ко мне направляется офицер немецкой армии, в кожаном пальто. Я по погонам еще не определил, кто он такой. Но мне стало ясно, что я провалился. Вдруг этот офицер подходит ко мне, называет пароль – это оказался сам Харро Шульце-Бойзен.

На оперативной квартире и отметили восстановление контактов русской водкой. Среди немецких антифашистов оказалось несколько высокопоставленных офицеров, которые начали снабжать агента Кента, а такой оперативный псевдоним был у Гуревича, ключевой информацией. И именно из его шифровок ставка верховного главнокомандования узнала о планах Гитлера на летнюю кампанию 1942 года – что германские войска не будут повторять штурм Москвы, а повернут на юг, на Сталинград и Кавказ. За эти сведения Гуревич получил личную благодарность от Сталина. Но еще до этого, в 1940 году, агент Кент совершил вояж в Женеву, где восстановил связь с другим знаменитым антифашистом венгерского происхождения – Шандором Радо. Никто не знал, что с ним – может быть, Радо арестован, и Гуревич, рискуя попасть в ловушку, должен был выяснить судьбу коллеги. Надо отметить, что в Швейцарию тогда бежали многие из недовольных гитлеровских режимом немцев. В том числе выходцы из высокопоставленных кругов Германии. Они обладали обширной информации, а главное – были готовы делиться ею. Гуревич обучил Шандора Раду новому шифру, передал ему программу радиосвязи. Впоследствии он написал об этой встрече: “Кент провел инструктаж детально и толково. Он действительно знал свое дело”. Шандор Радо передал в Москву сотни радиограмм. Многие из них были настолько ценными, что попадали к разведчикам практически из самой ставки Гитлера. Даже если бы агент Кент не смог бы больше ничего сделать значительного, эта его успешная поездка в Женеву и встреча с Шандором Радо были бы достойны того, чтобы войти в историю военной разведки. В этой связи, опять же, вспоминаются швейцарские эпизоды из “Семнадцати мгновений весны”. Но для всего мира Анатолий Гуревич известен как один из руководителей международной агентурной сети “Красная капелла”, которая работала почти во всех оккупированных странах Европы. Точнее, он возглавлял бельгийский филиал “Красной капеллы”, а какое-то время руководил ею целиком.

Кент появился в Бельгии в 1939 году и работал под прикрытием в качестве богатого коммерсанта из Уругвая. Он действительно организовал успешный бизнес. Причем имел контракты с немецкими тыловиками, так что нацисты фактически оплачивали деятельность своего врага в лице знаменитой “Красной капеллы”, которой управляла – и это не все знают – советское ГРУ. Немецкие контрразведчики в итоге вышли на “Красную капеллу”, начались аресты, а позже и казни. Анатолий Гуревич и его гражданская жена были схвачены 10 ноября 1942 года. Допрашивал Кента лично Мюллер. Тот самый, знаменитый шеф Гестапо, вспоминал Анатолий Гуревич.

ГУРЕВИЧ: Утром рано вызвали к Штрубенгу, начальнику следственного отдела. Полный кабинет народа, все в штатском. Только один генерал был – Мюллер. Он, увидев меня, обратился к Штрубенгу с вопросом: “Вы проверили? Этот юноша (мне тогда еще 30 лет не было, а выглядел я гораздо моложе) был президентом акционерного общества, который содержал всю разведку советскую? Этот юноша был резидентом?”. Я, будучи арестованным Гестапо, на первых допросах утверждал, что я – уругвайский гражданин, и требовал вызова представителей посольства или консульства, зная, что они не вызовут их.

От советского разведчика Анатолия Гуревича требовали выдать фамилии, адреса и явки членов “Красной капеллы”. После отказа предложили принять участие в радиоигре – передавать в ГРУ дезинформацию. А дальше начинаются аналогии с фильмом “Вариант “Омега”: Кент подумал и согласился, но при случае дал понять, что находится под немецким контролем и его шифровкам верить нельзя. Кроме того, Анатолий Гуревич сумел уловить настроения своего куратора от германской контрразведки, который понимал, что скоро войне конец и надо себя спасать. Кент перевербовал его и еще двух немецких офицеров. И заставил их работать на советскую разведку. В конце войны они находились в Вене. Москва выслала за ними самолет, возвращались они с мешками документов по деятельности немецких спецслужб, а также “Красной капеллы”. Но вместо ГРУ их доставили в СМЕРШ. Немцев осудили по своей линии, а Анатолия Гуревича обвинили в измене Родине. И дали ему сначала 20 лет лагерей, вменив ему провал “Красной капеллы”. Правда, после смерти Сталина он вышел по амнистии. Но затем, в конце 50-х, его вновь осудили – еще на 10 лет, напомнил в интервью телеканалу “Россия 1” историк, вице-президент Всероссийской ассоциации историков Гражданской войны, Сергей Полторак.

ПОЛТОРАК: В 1945 году Анатолий Маркович Гуревич доставил ценнейшие документы Гестапо и самих завербованных им эсэсовцев в Москву. Вместо того чтобы получить награду, его осудили, и он находился в советских лагерях 12,5 лет. Но это его не сломило, и он всегда любил свою Родину.

И только в 1991 году Анатолий Гуревич был полностью реабилитирован. Дожил он, к счастью, до глубокой старости – скончался в 2009 в возрасте 95 лет. За всё время Анатолия Гуревича ни разу не наградили государственной наградой, кроме ордена Отечественной войны II степени, которую давали всем ветеранам на 50 лет победы. Но при этом историки спецслужб считают его одним из самых эффективных советских разведчиков военной эпохи.