07:26, 09 мая 2018

Полиглот-самоучка из уральской глубинки: история легенды разведки Николая Кузнецова

История знаменитого советского разведчика и диверсанта Николая Кузнецова – в материале корреспондента “Вестей FM” Сергея Гололобова.

Его обучала немецкому языку бывшая фрейлина императрицы; в 30-е же он был скромным преподавателем-лингвистом в свердловском университете. Но еще до этого Николай Кузнецов, проживая в уральской глубинке, сам блестяще выучил немецкий язык. Впоследствии он разговаривал на нем, как истинный уроженец какой-нибудь Пруссии, Саксонии или Баварии. Причём на 6 диалектах. И никто никогда по произношению не мог в нем опознать советского разведчика. Перспективного полиглота вполне логично приметило ОГПУ. Это произошло в начале 30-х, когда Николай Кузнецов работал тогда еще в селе Кудымкаре нынешнего Пермского края. Знание Николаем Кузнецовым и других языков, в том числе коми-пермяцкого, чекисты использовали во время рейдов по коллективизации местных крестьян. Затем Николая Кузнецова переводят в Свердловск – на “Уралмаш”. По роду своей службы тесно общается с немецкими спецами, которых пригласило советское правительство для поднятия промышленности. Контрразведывательный надзор за немецкими инженерами Николай Кузнецов совмещает с изучением немецкого, рассказал в фильме телеканала “Россия” ветеран Службы внешней разведки Виталий Коротков.

КОРОТКОВ: Там работали немецкие специалисты, и он старался освоить и различные диалекты. Вот Hochdeutsche – язык Берлина, язык сцены, он очень отличается от того же саксонского наречия. И не так просто иногда понять немцу из Берлина немца из Саксонии.

Затем Николая Кузнецова переводят в Москву – для негласной работы с иностранными дипломатами. Под легендой немца с советским паспортом Рудольфа Шмидта он общается с экспатами и их женами, выполняет их поручения по скупке антиквариата, перепродает модные вещи, знакомит с балеринами Большого. В общем, ведет светскую жизнь, как бы сейчас сказали, сводника и фарцовщика. А параллельно узнает секреты, а главное – активно вербует иностранных дипломатов, отметил в программе “Радио России” историк, заместитель главного редактора “Российской газеты” Николай Долгополов.

ДОЛГОПОЛОВ: И он стал гениальным разведчиком, потому что он этих людей “раскручивал”, я бы сказал, в бешеном темпе. У него была масса связей. Например, он “раскрутил” очень большого дипломата, который фактически исполнял должность посланника Чехословакии. Кузнецов поймал его на том, что подставил с продажей швейцарских часов. И когда крупная партия швейцарских часов была конфискована, этот человек был арестован. И ему было сказано: или предаем это огласке, пишем об этом статьи, или вы нам немножко помогаете. И человек решил “немножко помогать”.

Когда началась война, Николая Кузнецова начали готовить к заброске в тыл. Разведчику создали биографию немецкого офицера – лейтенанта Пауля Вильгельма Зиберта. Это реальный человек, погибший в боях под Москвой, продолжил Николай Долгополов.

ДОЛГОПОЛОВ: Нашли документы на Пауля Зиберта, обер-лейтенанта, – копия Кузнецов. Только годы рождения разные – Кузнецов старше на 2 года. И Кузнецов при помощи Павла Георгиевича Громушкина, очень уважаемого человека, известного в узких кругах, сделал ему недостающие документы.

Безупречно изготовленные документы, а также арийская внешность впоследствии ни разу не давали повода для сомнений у проверяющих. Хотя досматривали его более 100 раз. Но это всё было потом. А перед первым своим боевым заданием Николая Кузнецова отправили на стажировку в лагерь немецких военнопленных. Задача – изучить манеры, традиции, особенности поведения и сленг гитлеровских офицеров, пояснил Виталий Коротков.

КОРОТКОВ: Немец не позволит себе даже какой-то малейшей неаккуратности во внешнем облике. Подчеркнуто резковатая походка, поворот, как он встаёт, как здоровается. Это еще лежит где-то в XIX веке, эти манеры тщательно пропагандировались, поощрялись, воспитывались. И офицер без этих привычек, без этих манер держать себя, не мог быть офицером.

Естественно, в лагере немецких военнопленных так никто и не смог заподозрить в этом высоком блондине советского разведчика. Более того, его произношение было настолько правильным, что он получал призы как лучший декламатор самодеятельного лагерного театра. И вот летом 1942 года Николай Кузнецов получает боевое задание – его десантируют в отряд специального назначения “Победители” под командованием полковника Дмитрия Медведева. Отряд обосновался вблизи оккупированного города Ровно. Именно здесь располагался рейхскомиссариат Украины. Цель у Зиберта-Кузнецова была, скорее, диверсионная – убить рейхскомиссара Украины Эриха Коха. На исполнение этой задачи и были направлены все усилия разведчика. Он выходит из леса и под легендой военного снабженца вливается в ряды нацистской верхушки Ровно. В мае 1943 Николай Кузнецов пробивается к Эриху Коху, говорит историк спецслужб Олег Матвеев.

МАТВЕЕВ: Благодаря, опять же, своим способностям устанавливать контакты с различными категориями лиц, в том числе с немецкими офицерами из обслуживающего персонала Коха, он смог попасть на прием – вместе с Валей Довгер, которая тоже была готова к самопожертвованию в этот момент.

По легенде они решили пожениться. 18-летняя партизанка Валя Довгер происходила из российских немцев. Но так как всё равно была гражданкой Советского Союза, то вступить с ней в брак гитлеровский офицер мог только после специального разрешения командования. Собственно, повод для встречи с Кохом был найден, аудиенция – назначена. Рейхскомиссар Украины проговорил с молодыми людьми 40 минут. И все это время Николай Кузнецов, он же Пауль Зиберт, искал варианты нападения. Но так как всё это время он находился под контролем охранников Коха, а у ног разведчика посадили овчарку, то Кузнецов просто не мог ничего сделать, констатировал Олег Матвеев.

МАТВЕЕВ: Кузнецов, оказался в кабинете у Коха. У него один пистолет был в кобуре, а другой – миниатюрный – лежал в кармане, причем снаряженный спецпатронами, то есть с отравляющими веществами. Он не смог этого сделать чисто физически.

Тем не менее, Николаю Кузнецову во время этой аудиенции у Коха удалось выведать ключевую развединформацию, рассказывал в телефильме 1985 года разведчик отряда “Победители” Василий Ступин.

СТУПИН: Эрих Кох дал ему очень важный намек, ценнейшие данные для нашего верховного командования – план операции наступления на Курской дуге. Наконец, ему удалось узнать о заговоре, который готовили фашисты против участников Тегеранской конференции, против “большой тройки”.

О планах покушения на Тегеранской конференции Николай Кузнецов узнал уже не от Коха, а благодаря своим личным контактам с другими немецкими офицерами. То есть уже только за это он достоин места в анналах мировой разведки. Но Николай Кузнецов не забывал и о своей второй работе – в “должности” диверсанта. Переживая по поводу того, что он так и не смог убить Эриха Коха, он по-прежнему искал подходы к рейхскомиссару, а попутно устранял его подручных. На счету группы Кузнецова – 11 уничтоженных гитлеровских генералов и высоких чиновников, напоминает Олег Матвеев.

МАТВЕЕВ: Он в какой-то степени, может быть, даже вышел из-под контроля Медведева и стал убивать всех подряд из высоких сановников фашисткой Германии в Ровно, а потом и во Львове, кто попадается ему под руку. Пользуясь случаем, совершал вот эти акты возмездия, подчас даже не согласовывая свои действия с руководством отряда.

Акции советских агентов стали звонкими пощечинами временными хозяевам Украины, которые услышал весь мир. А германские спецслужбы сбивались с ног, разыскивая “оборотня” в форме немецкого офицера. Весной 1944 ориентировки с описанием капитана Пауля Зиберта имели многие немецкие патрули. Кузнецов решает уйти из Львова, пробиться в партизанский отряд или выйти за линию фронта. Но фронт в тот момент “застыл”. До партизанского отряда Медведева тоже было далеко. Проблуждав с двумя своими соратниками по лесам Западной Украины довольно долгое время, Николай Кузнецов, вероятно, в какой-то момент совершил ошибку, предположил Николай Долгополов.

ДОЛГОПОЛОВ: Кузнецов уверовал в свою звезду и послал одного из своих помощников в деревню. В деревне сказали, что, мол, да, там – красноармейцы. И Кузнецов в это поверил. Верить было нельзя – надо было еще раз проверить. Так быстро входить в эту деревню – это было рискованно. Что за красноармейцы, какие красноармейцы? В результате выяснилось, что это был отряд бандеровцев. И вот тут случилось абсолютное несчастье – бандеровцы начали стрелять, убили Кузнецова и двух его соратников. Не поняли, кто попал им в руки.

Как погиб Николай Кузнецов – так до конца и не ясно. По основной версии, бандеровцы не поняли, кто перед ними – сначала подумали, что какой-то гитлеровский офицер, но, обыскивая Кузнецова, обнаружили во внутреннем кармане его шинели подробнейший отчет о проделанной работе. Тогда они захотели сдать его в Гестапо. Но Николай Кузнецов решил не сдаваться и подорвал себя гранатой. Впрочем, есть и альтернативные версии его гибели. В любом случае правда вскроется ещё не скоро, потому что все документы, относящиеся к деятельности Николая Кузнецова, по-прежнему находятся под грифом “секретно”. Точно известно одно – что самый знаменитый советский разведчик погиб в марте 1944 года. А 5 ноября того же года Николаю Кузнецову посмертно присвоили звание Героя Советского Союза.