18:48, 09 мая 2018

Кто он, Макс Отто фон Штирлиц? О прототипах самого известного киноразведчика

Самый известный киноразведчик – Макс Отто фон Штирлиц – отмечает круглую дату – в этом году исполнится 45 лет со дня выхода культовой картины на телеэкраны. Снятый по роману Юлиана Семенова сериал посмотрели несколько поколений советских и российских зрителей. Он разобран на цитаты. И до сих пор идут споры по поводу того, кто стал прообразом главного героя “Семнадцати мгновений весны”. Историки спецслужб уже много раз поясняли, что реального Штирлица никогда не существовало, но многие эпизоды в фильме основаны на событиях, в которых принимали участие настоящие разведчики. Штирлиц стал собирательным образом. Юлиан Семенов писал свой роман, изучая архивы спецслужб, а некоторых разведчиков он знал лично. Кто стал прообразом знаменитого киногероя – в материале спецкора “Вестей FM” Николая Осипова.

Максим Исаев, он же Макс Отто фон Штирлиц: все это – псевдонимы, настоящее имя литературного героя романе Юлиана Семенова – Всеволод Владимирович Владимиров. Разведчик-нелегал, добывающий бесценные сведения для Советского Союза прямо из сердца фашистской Германии.

Вячеслав Тихонов создал на экране неповторимый образ разведчика-нелегала. К нему придирались знатоки-истории – мол, офицеры СС, как правило, были женаты (холостяков не жаловали). Еще эсэсовцы не курили – это тоже не приветствовалось, а в картине же персонажи постоянно с сигаретой. Но что тогда было бы без знаменитых эпизодов? Как, например, сцена с Шеленбергом.

Реальные персонажи в этом кино перемешаны с вымышленными. Но, говоря о Штирлице, историки прежде всего вспоминают Вилли Лемана (оперативный псевдоним – Брайтенбах). Гауптштурмфюрер СС, а на деле – агент НКВД, завербованный Советами еще в 1929 году. Он передавал данные о военных разработках Германии, строительстве подводных лодок, помогал выводить из-под удара коммунистическое подполье, назвал точную дату нападения на Советский Союз. Служил в 4-м отделе Гестапо. В самом начале войны его сдал другой разоблаченный агент. Только после взятия Берлина удалось выяснить, что Леман был спешно казнен гестаповцами. Они были настолько шокированы, что Мюллер даже не стал докладывать Гитлеру о предательстве. Просто решили побыстрее ликвидировать агента. Это было бы огромным скандалом. Мюллер предпочел промолчать.

Штирлиц и погибший в гестапо Вилли Леман, конечно, совершенно разные персонажи. Леман – лысоватый, слегка полный, добродушный, улыбчивый, совсем не похож на романтичного киногероя – всегда сосредоточенного, просчитывающего каждый вариант, знающего все ходы. Еще один прототип – обер-лейтенант немецких ВВС Харро Шульце-Бойзен – тоже был совсем другим. Агентурный псевдоним – Старшина. Худощавый, с залысинами, тоже абсолютно не похожий на легендарного киноперсонажа. Он был убежденным антифашистом, передавал в Москву данные о дислокации авиачастей. В 1942 году был разоблачен и казнен вместе с женой. Их тела отдали для анатомических исследований.

Судьба реальных героев была трагичной и страшной. Большая часть “нелегалов” была раскрыта за время войны, и очень трудно подобрать прототипы к тому периоду, о котором идет речь в фильме, а это – считанные месяцы до Победы. Штирлиц в шифровках фигурировал под псевдонимом Юстас, а вот кто такой Алекс? В фильме это некий генерал-лейтенант.

На самом деле он реально существовал. Руководитель внешней разведки СССР с 1939 по 1946 годы Павел Фитин – через него проходили все донесения наших разведчиков. В том числе еще от одного прототипа Штирлица. Не стопроцентно, но вполне сопоставимого с киногероем. Образованный, спортивный, превосходно знающий французский и немецкий, единственный из советских разведчиков профессиональный игрок в теннис – а Штирлиц, если вспомнить характеристику, был чемпионом Берлина. Александр Коротков работал в Париже, с начала войны держал связь с подпольем – нашими агентами в СС и Гестапо. После Победы продолжил работу в органах безопасности. Кстати, редкий случай, и, наверное, сотрудники спецслужб скажут, что это непрофессионально, но Короткова можно найти в фотохронике Победы. Обычно “нелегалы” избегают любого документирования своей личности. На архивных кадрах Коротков стоит за спиной фельдмаршала Кейтеля при подписании акта о капитуляции. Его судьба сложилась вполне благополучно, если учесть, что перед войной он едва не попал под репрессии Берии.

Гораздо трагичнее биография других вероятных прототипов Штирлица – в частности, Исая Исаевича Борового – “нелегала”, внедренного в верха Третьего Рейха. О нем почти ничего не известно, кроме того, что по возвращении в СССР его арестовали, где похоронен – официальных данных нет. Но многие считают совпадение в звучании имен Исай Исаевич и Максим Максимович Исаев неслучайным.

Источником вдохновения для создания образа Штирлица могли стать и другие разведчики, с которыми Юлиан Семенов был лично знаком. Это Норман Бородин и Михаил Михалков, брат известного советского писателя. Оба работали “нелегалами’, были репрессированы, но позднее реабилитированы, что важно – при жизни. Все это герои, из которых собирался образ самого известного киноразведчика, которого запомнит и узнает каждый, кто хоть раз смотрел “Семнадцать мгновений весны”. Хотя, конечно, узнаваемость – не самое лучшее качество для “нелегала”.

Глядя на кадры фотохроники, не всегда можно подумать, что перед нами – разведчик-нелегал. Но он таким и должен быть – неброским, обычным – как все. Многие архивы с данными о тех, кто, рискуя жизнью, передавал в Москву ценнейшую информацию из фашистской Германии, уже доступны, лишь на некоторых еще стоит гриф “совершенно секретно”. Герои со сложной и часто трагической судьбой, иногда заранее обреченные, но не сдающиеся, они принесли себя в жертву ради Великой Победы.