13:15, 09 мая 2018

Медики и фармацевты в Великую Отечественную вели свою войну

Как в Великую Отечественную справлялись с нехваткой медикаментов – рассказывает корреспондент “Вестей FM” Александра Писарева.

Не только возобновляли производство известных лекарств, но и придумывали новые: медики и фармацевты в Великую Отечественную вели свою войну. “Врагами” были сложные ранения, вспышки заболеваний и дефицит сырья.

Летом 1941 были потеряны многие фармпроизводства в приграничных зонах. Оставшиеся заводы до начала 1942 вырабатывали 1/10 необходимых средств. Катастрофически не хватало морфина, эфира для наркоза, йода, так необходимого в полевой хирургии, и даже аспирина.

Ограниченное снабжение не мешало медикам разрабатывать новые лечебные и оперативные методы. Так, известный хирург Иустин Джанелидзе именно в годы войны модифицировал операцию по пересадке сухожилий кисти, дав шанс многим избежать инвалидности. Ведь больше трети всех ранений приходились именно на руки.

Тем временем фабрики оперативно разворачивали на востоке – чтобы наладить поставки медикаментов. Это удалось сделать уже к весне 1942. Микробиолог Зинаида Ермольева вспоминала, как, пытаясь впервые в Советском Союзе создать аналог пенициллина (зарубежного средства у нас не было), соскребала образцы плесени повсюду. Получили антибиотик в 1942 – из плесени, собранной со стены бомбоубежища. Советский пенициллин – крустозин – начали выпускать в промышленном количестве уже в 1943. По некоторым данным, 8 из 10 раненых выжили именно благодаря ему. В любом случае это изобретение спасло жизни тысяч солдат.

В Свердловске работала группа ученого Исаака Постовского. Химики разработали целую серию сульфамидных препаратов – для лечения пневмонии, незаживающих ран, туберкулеза.

В 1942 году в Новосибирске вышел научный сборник, в котором описывались изобретения, сделанные в эвакуационных госпиталях: электрозонд для нахождения осколков в организме, особые каркасные повязки, специальные раскладные кровати, оборудование для реабилитации и лечебной физкультуры – список можно продолжать.

В то же время в Москве на фотофабрике было организовано производство аммиачного раствора серебра. 2 – 3 капли нового препарата, разведенные в воде, были универсальным обеззараживающим средством – им лечили расстройства желудка, промывали раны и не только.

Из всех разработанных за время Великой Отечественной препаратов многие предназначены для лечения ран – понятно почему. В разных регионах с наплывом больных справлялись своими средствами. Если в Москве раны промывали, к примеру, раствором серебра, в Ленинграде – пихтовым бальзамом. Его придумали в Ботаническом саду – взамен дефицитного кедрового.

Работники Ботанического сада разбили внутри огороды – выращивали растения и травы, которые после отправляли на фармацевтический завод. Они же издавали книги с рецептами из съедобных растений и советами – как использовать лекарственные. Там учили есть купырь – распространенный сорняк, “родственник” известного борщевика. С такими же зонтиками, только изящнее, и с резными листьями. Витамина С в нем больше, чем в моркови. Вату заменяли торфяным мхом.

К подобным хитростям народной медицины прибегали и партизаны. Медикаментов у них тоже часто не хватало. Кроме мха, роль ваты исполняли древесные опилки и пух иван-чая. Для остановки кровотечения использовали крапиву. Раны обрабатывали препаратами из клюквы, тысячелистника и зверобоя. Гнойные раны присыпали порошком березовой коры. Или мазали луком и настоем шиповника. Поверхностные раны лечили медом и заклеивали берестой – вместо пластыря.