17:17, 09 мая 2018

“От усталости руки опускались сами собой”: как работали полевые медики во время ВОВ

Как работали полевые медики в тяжелейших условиях Великой Отечественной войны – рассказывает корреспондент “Вестей FM” Александра Писарева.

Тусклый свет. Под стоны раненых оперирует хирург. На ногах уже 16 часов – шатаясь, практически падая в голодный обморок – не от того, что нечего поесть, а от того, что некогда – раненые поступают один за другим. По несколько сотен в день – иногда по полтысячи. Так вспоминали обычный полевой госпиталь ветераны.

Полевым госпиталем называли палатки в лесу. Землянки. В июле 1941 таких было больше 1500. Иногда врачи работали под открытым небом. Устраивались, как могли. Для ускорения процесса часто клеенкой накрывали сразу 3 стола: на первом санитарки готовили к операции, на втором – “резали” хирурги, на третьем – перевязывали медсестры. По воспоминаниям фронтовиков, тишину нарушали только прерывистые команды докторов и звон – когда в цинковый тазик отправлялся очередной осколок или пуля. Лица прятались под медицинскими масками. Но в память бойцам врезались глаза – красные от недосыпа, усталые, но внимательные. Хирург Александра Зайцева рассказывала: от усталости руки опускались сами собой – как чужие. А ноги отекали так, что не влезали в грубые сапоги.

В эвакогоспиталях оказывали помощь легкораненым и готовили к отправке в тыл “тяжелых” пациентов. Эвакуировать тех, кто находился под угрозой захвата противником, но не смог бы дать отпор, надо было как можно быстрее. Мирные жители, чтобы поддержать раненых, приносили в эвакогоспитали молоко, мед, овощи. Школьники собирали ягоды и лекарственные растения.

Питания не хватало. Не хватало вообще много чего – оборудования, медикаментов, хирургических инструментов, перевязочного материала – вывезти с приграничных территорий после наступления немцев успели не все.

Только за первый год войны на Западном и Калининском фронтах израсходовали 172 тонны гипса. И 12 километров марли. Её не хватало. В ход шли простыни, шторы и даже портянки.

Использовали бинты и лоскуты не раз – их медсестры и санитарки стирали (вручную) и развешивали сушить. Отчёт эвакуационного пункта №50 за вторую половину 1942 года: “Выстираны 200 000 бинтов, больше 5 500 метров марли, 42 килограмма тампонов и 282 килограмма серой ваты”.

Медсестры же скоблили полы в палатах. Топили печи. Разгружали машины с ранеными. Ухаживали за ними. Однажды в казанском госпитале хирург Александр Вишневский провел сложнейшую операцию – спас жизнь танкиста и сохранил обе его ноги. Но успех зависел от температуры при заживлении – она должна была составлять 37 градусов. Как обеспечить это в условиях войны, без отопления? Медсестры придумали как: по очереди по несколько часов сидели, завернувшись в тулуп, обнимали ноги бойца. Солдат вернулся в строй.

Всего во время войны на фронте трудились больше 700 000 медицинских работников. 90 000 из них так и не вернулись домой.