02:29, 21 июля 2018

Дачи – не сносить: Ростехнадзор предлагает демонтировать газопроводы вблизи СНТ

Газо- и нефтепроводы, проложенные в опасной близости от жилых зданий, могут перенести. По крайней мере, соответствующие предложения готовит Ростехнадзор. По разным оценкам, сейчас в охранной зоне только газопроводов и газовых станций могут находиться от сотен тысяч до полутора миллиона дачных и садовых участков. Ранее компании добивались по суду сноса строений за счет владельцев. Но теперь речь идет о переносе самих трубопроводов. О том, что изменилось за последнее время в этой конфликтной ситуации – обозреватель "Вестей FM" Борис Бейлин.

Ростехнадзор разработает предложения по урегулированию конфликтов вокруг построек в зоне нефте- и газопроводов. Как сообщил "Известиям" глава ведомства Алексей Алешин, в приоритете – демонтаж и постройка трубопроводов в отдалении от населенных пунктов. Конкретный план действий должен быть готов к началу августа.

Это тема вышла на высший уровень в прошлом году, когда газовые компании в массовом порядке стали обращаться в суд с требованиями снести дома на участках вблизи газопроводов. Однако во время "прямой линии" президент Владимир Путин сказал, что дачников нужно оставить в покое и обеспечить их безопасность.

Суть конфликта – в том, что дома формально располагаются в опасной зоне, где, по правилам, вообще ничего строить нельзя. Более того: на таких участках даже запрещено сажать деревья. С другой стороны, участки под строительство выделялись дачникам вполне законно еще в советские времена.

Типичный пример – СНТ "ОКБА" в Подмосковье, в Сергиево-Посадском районе. Компания "Газпром-Трансгаз-Москва" требовала снести там дома на 22 участках. Все они находятся ближе чем в 150 метрах от газораспределительной станции "Хотьково". А зона безопасности такой станции составляет как раз 150 метров. Станцию построили в 1964 году. А землю дачникам законно выделили в 1969. Многие дома построены в 70-х годах, то есть 40 лет назад. И все это время ни у кого никаких претензий не было. И только сейчас выяснилось, что дома находятся в зоне безопасности газовой станции.

Дачники имеют на руках свидетельства о собственности и на землю, и на строения. Их право собственности зарегистрировано в госреестре, пояснил председатель правления СНТ "ОКБА" Александр Синявский.

СИНЯВСКИЙ: У всех есть свидетельства о собственности на землю и строения. Никаких обременений ни у кого не было. Более того, ранее оформлялся участок (смена владельца), получили свидетельства о собственности, получили все свидетельства на землю. Документы БТИ зарегистрированы в 1975 году. Постройки с того времени практически не менялись. Старый садовый домик. Абсолютно прозрачный участок. Со всеми свидетельствами о собственности, без каких-либо обременений.

После того как дачники отказались добровольно сносить свои дома, газовая компания обратилась в суд с иском к пенсионеру Юрию Тихонову. Оказалось, что он нарушил требования безопасности еще в 1975 году, то есть 40 с лишним лет назад, когда был построен дом. Сергиево-Посадский суд обязал пенсионера снести дом за его же счет. И еще оплатить издержки – более 70 тысяч рублей. Мособлсуд и вышестоящие инстанции оставили это решение без изменений. Вердикт суда вступил в законную силу.

Но после заявления президента на "прямой линии" ситуация изменилась. Судебное решение есть, но никто не настаивает на его исполнении. Дом стоит, и в нем живут, рассказал Александр Синявский. А на других садоводов в суд уже подавать не стали.

СИНЯВСКИЙ: Ничего нет. Новых поданных исков нет. Полная тишина. Никто из садоводов больше не обращался. Разговаривали с юристами. Пока никаких изменений, подвижек нет.

Подобная ситуация – не редкость, отмечает кандидат юридических наук, доцент Финансового университета при Правительстве России Илья Иксанов. Но газовая компания в любой момент может потребовать сноса построек.

ИКСАНОВ: Само по себе решение, вступившее в законную силу, требует исполнительного производства. Исполнительное производство – это самостоятельное процессуальное действие. Сторона по делу может как инициировать его, так и не инициировать. Поэтому здесь получается, что момент исполнения отсрочен до неопределенного времени. То есть некое политическое решение наверху есть, но с точки зрения права исполнительное производство может начаться в любой момент.

Дачники пока находятся в неопределенной ситуации. По мнению Ильи Иксанова, они могли бы сами обратиться в суд и оспорить расширение санитарной зоны, которое было согласовано с местными властями без учета мнения людей.

ИКСАНОВ: Получается, что первые судебные решения, которые были приняты – они в рамках закона. Но с точки зрения справедливости они, безусловно – несправедливы. Поэтому, чтобы в будущем не возникали подобные ситуации, я бы на месте садоводов рассмотрел возможность в судебном порядке зафиксировать уменьшение этой санитарной зоны. Добиться того, чтобы эта санитарная зона так или иначе из их домов ушла.

По мнению экспертов, садоводы могут попытаться доказать в суде, что согласование зоны безопасности вокруг газопровода нанесло ущерб их интересам, в то время как в публичных слушаниях, необходимых в таких случаях, они не участвовали, поскольку прописаны не на дачах, а в Москве.

Другой вариант – ждать решения этого вопроса на федеральном уровне. И надеяться, что газовую станцию вблизи их СНТ перенесут подальше от их домов в какое-нибудь безлюдное место.