Депутат Верховной рады, экс-командир карательного батальона "Донбасс" Семен Семенченко оказался среди граждан Украины, задержанных в Тбилиси по подозрению в незаконном приобретении и хранении оружия.

Латвийские врачи уезжают в Западную Европу, а их пациенты умирают.

В студии – Сергей Михеев и Сергей Корнеевский.

КОРНЕЕВСКИЙ: Как тут шутят наши слушатели: Семенченко даже в Тбилиси в котел попал.

МИХЕЕВ: Да, в котел, причем в личный котел. "Такую, говорю, личную неприязнь испытываю к потерпевшему, что кушать не могу". Приключения героического депутата Верховной рады.

КОРНЕЕВСКИЙ: Ну, это, что касается, украинских тем. А тут еще интересную параллель можно провести: на Украине же идет европеизация полным ходом, а есть еще одна страна, в которой европеизация победила – Латвия. Вот там сейчас большая проблема: латвийские врачи покидают родину, мы рассказывали – они едут в Европу, там больше платят. А их пациенты умирают, не дождавшись помощи. Особенно большая проблема с работниками скорой помощи, они теперь ездят на вызовы и прикрепляют черную ленточку, таким образом они пытаются привлечь внимание к своему бедственному положению.

МИХЕЕВ: А ведь виновата во всем Россия!

КОРНЕЕВСКИЙ: В какой-то степени, да, естественно.

МИХЕЕВ: Я еще не знаю, как, я пока не придумал, но я думаю, что там придумают как-нибудь.

КОРНЕЕВСКИЙ: Там, понимаете, они за скромную зарплату, как тут пишут – я уж не знаю, может, у них и скромная зарплата ничего, но приходится им работать и за себя, и за своих коллег, которые перебрались в страны Западной Европы.

МИХЕЕВ: Но зато, когда прибалтийских политиков начинаешь спрашивать об этом, они отвечать на такие вопросы не хотят, говорят, что все это – провокация. И я неоднократно слышал, между прочим, от них, что это, мол, именно то счастье, которого они хотели, что им вообще наплевать на то, что экономика рухнула, им все равно, что там половина населения уехала из страны, и, вообще, они ничего не замечают, им очень хорошо, потому что это – именно та жизнь тихая, о которой они мечтали. В плане того, что тихая, она становится там все тише и тише, потому что народу все меньше и меньше, населения все меньше и меньше, сельская местность просто обезлюживает в буквальном смысле слова.

Когда мне не был запрещен въезд в Европу, а это был 2012 или 2013 год, я на машине проехал от Вильнюса до Риги, а потом – и до Таллинна, или сначала до Таллинна, а потом до Риги, что-то я не помню уже. Но факт тот, что меня поразило по ходу дела – это пейзажи с брошенными деревнями. Сразу скажу, да, у нас тоже эта проблема – очень серьезная, причем началась она у нас, к сожалению, еще при советской власти, но в Прибалтике такого не было раньше. Потому что, наоборот, довольно много людей жили в сельской местности, и они жили там неплохо, а сейчас вот от этой сельской местности почти ничего не остается. Почему? Потому что Евросоюз ввел запретительные квоты на сельскохозяйственную продукцию, и сельское хозяйство в странах Балтии стало невыгодным. Там на какое-то время, я не знаю, сейчас сохранилось это или нет, они даже платили этим странам за то, чтобы те не производили сельхозпродукцию, представляете? То есть доплачивали за разрушение собственной экономики, как пенсию такую, да, вот этим людям! Вот такие дела. То есть там становится все тише и тише, все экологичнее и экологичнее и, видимо, все счастливее и счастливее. Поэтому я не знаю, отчего они, эти латвийские врачи, чем они недовольны?

КОРНЕЕВСКИЙ: Но у них – большие проблемы.

МИХЕЕВ: Наоборот, они идут к счастью, собственно, это и есть счастье. Когда оттуда уедут все и останутся только туристы, которые будут посещать исторические центры, это, видимо, и будет победа счастливой жизни без России!

КОРНЕЕВСКИЙ: Ну, туристы и, наверное, те, кто на них, туристов, будет работать – всякие продавцы, экскурсоводы…

МИХЕЕВ: Да-да. А все остальные или сами помрут, или уедут, ну, и будет очень экологично, чисто!

Полностью слушайте в аудиоверсии.