19:04, 06 марта 2019

"Бесполезный" сланец и "опцион Трампа": что сегодня определяет цены на нефть

Американская нефть может иссякнуть быстрее, чем ожидалось. Сланцевые компании столкнулись с новой проблемой – по их технологии им приходится бурить скважины максимально близко друг к другу, но это приводит к падению добычи на каждом отдельном участке. По мнению аналитиков, из-за этого американские компании в ближайшие годы будут добывать гораздо меньше нефти, чем они планировали, и, вероятно, добыча им обойдётся дороже. Впрочем, пока что стоимость барреля удерживает от взлета лично президент США. Экономисты даже придумали новый биржевой термин – «опцион Трампа». Он позволяет спекулировать нефтью на основе твиттов президента. Экономический обозреватель «Вестей ФМ» Валерий Емельянов продолжит тему.

В сланцевой технологии обнаружилась «дыра», которую раньше американские нефтяники просто не брали в расчет: чтобы извлекать сырье из спрессованных слоев, нужно бурить в них как можно больше отверстий – это одна из ключевых идей всей «сланцевой революции». Но на определенном этапе, когда вышки «прижимаются» друг к другу менее чем на 100 метров, сокращается выработка со всего пласта в целом. При этом заранее никто не знает, до какого момента стоит бурить, а где уже пора остановиться. Из-за этого на сланцевых полях образовалось нагромождение буровых, часть из которых работает вхолостую (или, если говорить более точно, они выдают вдвое меньше нефти, чем давали бы без столь плотного соседства с другими буровыми). Сколько их, таких «бесполезных» вышек, по всем Штатам – пока неясно. Но для нефтяного рынка это очень важно, поскольку все прогнозы по добыче нефти построены именно на количестве буровых. Новые сложности, вероятно, заставят переоценить перспективы добычи нефти в США, говорит гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

СИМОНОВ: Там бурятся не вертикальные, а горизонтальные скважины. Технологически сланцевая история – очень сложный проект. И у них подобных сложностей и без того хватает. Есть нюансы с попадаем воды, которая используется при гидроразрыве, в пищевые коллекторы городов. Есть масса других экологических трудностей. Возникают проблемы с дебетом, с геометрией скважин.

Из утечек в деловой прессе становится ясно: сланцевые компании не знают, что им делать с новой проблемой. Они пытаются бурить в стороне от основных полей, но это аналитики расценили как подтверждение того, что месторождения не могут дать столько нефти, сколько нужно для поддержания бизнеса. Для сланцевой индустрии это плохо: сланцевые компании брали дорогие кредиты и привлекали инвестиции, обещая, что у них неограниченное количество точек входа для бурения. Заявляли, что месторождений им «хватит на десятки лет». Теперь же выясняется, что для роста добычи нужно захватывать все новые земли, а это тоже не выход – собирать нефть буквально по каплям с гигантских территорий невыгодно. Плюс ко всему стоимость барреля все время балансирует на приемлемой для сланцевой добычи грани. На каждом месторождении – своя предельная цена, и компаниям приходится то разгонять, то сокращать объемы добычи, продолжает Константин Симонов.

СИМОНОВ: Цена на нефть определяется не столько на товарных рынках, сколько биржевыми спекулянтами. А основные спекулянты – это инвестиционные американские фонды. Если цена на нефть окажется слишком низкой, это станет для сланцевых производителей США гораздо более плохой новостью, чем все истории о технологических трудностях.

Отдельная головная боль для нефтяников всего мира – это президент США Дональд Трамп. Его сейчас в шутку называют «крупнейшим игроком на сырьевом рынке», хотя доподлинно не известно, торгует он сам нефтью или нет. Проблема – в его «Твиттере»: Трамп комментирует цены на нефть чаще, чем это делают профильные ведомства. Например, он докладывает своим подписчикам, как поговорил с королем Саудовской Аравии и что тот как будто бы согласился увеличить добычу (хотя ранее с Россией саудиты договорились этого не делать). Или внезапно заявляет, что США скоро начнут распродавать стратегические запасы сырья. Или так же неожиданно и загадочно пишет, что «ОПЕК пора расслабиться, нефть сейчас слишком дорогая». Каждый раз после таких заявлений баррель «проседает» на 1-3 доллара. В связи с этим у спекулянтов появился новый термин – «опцион Трампа». Это беспроигрышная тактика, при которой нефть продают по заранее зафиксированной цене, предполагая, что она обязательно откатится обратно, как только все поймут, что президент ничего конкретного не имел в виду или сильно преувеличил новость. Причем частота заявлений Трампа и степень их достоверности настолько предсказуемы, что спекулянты давно автоматизировали торговлю на его твиттах, говорит директор аналитического департамента «Golden Hills – КапиталЪ АМ» Михаил Крылов.

КРЫЛОВ: Это делают роботы и нейросети. Они часто используют «Твиттер», причём не только Трампа, чтобы принимать решения по торговым стратегиям. Последнее время эту тенденцию подхватили даже и не очень крупные игроки рынка. Многие пытаются заработать сейчас на подобного рода экзотических инструментах.

Трамп – за снижение цен на нефть. Он полагает, что дорогой бензин вызовет всплеск инфляции и затормозит рост американской экономики. Правда, на практике его политика, скорее, приводит к подорожанию нефти. Санкции против России, Ирана и Венесуэлы сдерживают падение мировых цен и на самом деле только разгоняют сырьевые рынки.