09:49, 06 мая 2019

Аварийная посадка Superjet: хронология событий

На месте аварийной посадки самолета Sukhoi Superjet 100 обнаружены два бортовых самописца. По информации «Интерфакса», состояние черных ящиков оценивается как приемлемое для расшифровки. Устройства уже переданы специалистам Межгосударственного авиационного комитета. Следователи опрашивают сотрудников аэропорта и очевидцев, чтобы установить все обстоятельства катастрофы.

Самолет компании «Аэрофлот» направлялся из Москвы в Мурманск, но экстренно вернулся в Шереметьево и совершил жесткую посадку после 28 минут полета. Причем сесть удалось только со второй попытки из-за неблагоприятных метеоусловий. При посадке загорелись двигатели. Пассажиры покидали самолет по надувному трапу. В результате катастрофы погиб 41 человек. Выжить удалось 33 пассажирам и четырем членам экипажа. Расследованием обстоятельств ЧП будет заниматься госкомиссия. По словам пассажиров, экипаж сработал четко. Один из бортпроводников погиб, до последнего оказывая помощь при эвакуации. Хронология событий – в материале обозревателя «Вестей ФМ» Николая Осипова.

Эксперты сейчас посекундно восстанавливают события, которые разворачивались на борту рейса 1492. Начиная от момента взлета и заканчивая страшной посадкой. Проверяют и всю информацию, связанную с обслуживание лайнера на предыдущих рейсах, до вылета в Мурманск. Пока известно, что в фюзеляж могла попасть молния, когда самолет уже начал набор высоты. В истории авиакатастроф были такие ситуации, которые заканчивались трагически, но обычно современные самолеты хорошо защищены от грозовых явлений, но 100% защиты никто не дает, признается заслуженный военный летчик РФ Владимир Попов.

ПОПОВ: Конечно, энергетически заряженный самолет, не исключено, что мог подвергнуться влиянию мощного разряда, в потоках воздушного пространства и статического электричества он был, и это повлияло на то, что пожар возник в кабельной системе, в какой-то из систем управления или радиосвязи, потому что и пилоты теряли связь, и земля плохо слышала или общалась с экипажем неуверенно, да и управление было затруднено.

Так или иначе, примерно на трех километрах от земли экипаж столкнулся с проблемами в электронике и связи. Было принято решение вернуться в аэропорт вылета. Самолет находился в воздухе около получаса. Первый заход на посадку не получился, пришлось уходить на второй круг. Ситуация вполне штатная, такое бывает, но чаще – когда речь идет о сложных погодных условиях в зоне приземления. Здесь экипаж мог столкнуться еще и с трудностями в управлении. Заслуженные пилот Константин Онохин указывает на косвенные признаки, которые говорят о технических проблемах.

ОНОХИН: По картинке, которая на видео передана, очевидно, что пожарные машины подъехали только после посадки самолета, после окончания пробега, то есть экипаж не мог заранее предупредить землю о том, что происходит на борту. Это тоже важно.

Есть вероятность, что пилоты не могли ориентироваться на показания приборов: те либо не работали, либо давали ложные данные. Связь была с перебоями. Ориентироваться приходилось, как говорят, на визуальные признаки. Экипаж спешил посадить горящий самолет и не успел сбросить скорость до штатной, сбросить топливо, наматывая круги. А это означает, что машина обладала дополнительным весом, что сделало условия посадки предельно экстремальными. Отсюда и тройной удар о поверхность земли. Лайнер сажался прыжками, и это чудо, что в таких условиях удалось избежать полного разрушения и взрыва.

Члены экипажа настаивают, что открытый пожар начался только после касания земли, когда был сильный удар и воспламенение топлива в баках. На это было жутко смотреть со стороны, но еще кошмарнее потом наблюдать записи, сделанные пассажирами внутри горящего лайнера.

За иллюминатором – огненная буря, салон стремительно заполняет ядовитый дым. Потом медики констатировали, что очень много людей пострадало именно из-за отравления продуктами горения. Когда самолет остановился, вся хвостовая часть фюзеляжа была охвачена пламенем. Еще один пассажир снял на телефон последние секунды перед торможением. За иллюмминатором видно, как огонь уничтожает остатки крыла. В салоне – паника, некоторые мужчины пытаются успокоить женщин и подготовиться к высадке.

По аварийным стандартам на эвакуацию отводится 90 секунды. Экипаж смог организовать вывод людей за 55 секунд. По надувным трапам в носовой части люди один за другим выпрыгивали на землю, попадая практически в огненное поле. Авиационный керосин уже вылился из баков и окружил самолет горящим ковром. Спасенные в шоке уходили по летному полю подальше от догорающего Superjet. Экипаж до последней секунды делал все, что мог. Пилоты оставались в кабине, бортпроводники помогали людям выйти к аварийному трапу. Один из них, Максим Моиссев, так и не выбрался из самолета. Он продолжал вытаскивать оставшихся пассажиров. Бортпроводницы рассказывали потом, что растерянных от ужаса людей приходилось буквально силой выталкивать к надувному трапу. Кто-то хватал с собой личные вещи, сумки и чемоданы, от шока не понимая, что происходит. Это породило предположения, что такое поведение пассажиров могло помешать другим успеть покинуть горящий самолет.

Оценивать экстренную ситуацию всегда непросто. В истории катастроф похожие случаи были, но даже, если они похожи, каждая все равно всегда уникальна, комментирует заслуженный пилот Константин Онохин.

ОНОХИН: Психика человека устроена так, что действует в состоянии испуга, и он может что-то схватить свое, близлежащее или прочее. Задача бортпроводников была в том, чтобы предотвратить панику, а в данном случае предотвратить панику практически невозможно, потому что я смотрел эти видеосъемки, что показывали. Конечно, мешают. Но хочу вам такой пример сказать: самолет Ил-86 в 2000 году горел в Дубае, был пожар. Проводников было 10 человек. Они 300 с лишним пассажиров эвакуировали за положенные нормативы. Вы назвали 90 секунд, и ни один пассажир не пострадал. Но никто не брал ни чемоданы, ни личные вещи, ничего. Все поняли ситуацию и быстро-быстро, повинуясь командам бортпроводников, покинули горящий самолет.

Тех, кто выжил, а также бортпроводников и пилотов несколько часов опрашивали следователи. Показания людей лягут в основу расследования. Ключевую информацию должны дать так называемые черные ящики, речевой и параметрический самописцы – они фиксируют все происходящее на борту и станут главными свидетелями уголовного дела.