19:33, 07 октября 2019

«Как радикальный исламист мог работать в сверхсекретном подразделении полиции Парижа?»

Убийство 4 коллег сотрудником префектуры полиции Парижа Микаэлем Харпоном французская прокуратура признала террористическим актом. Как показало расследование, он исповедовал ислам в его самой радикальной форме. Теперь на вопрос "как человек с такими взглядами мог работать в секретной службе разведки префектуры полиции?" предстоит ответить министру внутренних дел Франции Кристофу Кастанеру. Рассказывает корреспондент «Вестей ФМ» во Франции Александр Зуев.

Самая первая версия о мотивах, побудивших Микаэля Харпона напасть с ножом на своих коллег, – внутренний конфликт с начальством – оказалась несостоятельной, как только в руки следователей попал телефон убийцы. Выяснилось, что в последнее время этот административный сотрудник разведывательной службы префектуры полиции Парижа был связан с радикальными исламистами. Чуть позже его коллеги вспомнили, что он положительно отзывался о теракте в редакции журнала Charlie Hebdo, и об этом было доложено начальству, а жена Микаэля Харпона на допросе подтвердила, что полтора года назад он принял ислам. И теперь министру внутренних дел Кристофу Кастанеру предстоит во вторник за закрытыми дверями ответить на вопросы специальной комиссии Национального собрания.

Эти вопросы уже сформулированы и широко обсуждаются. Во-первых, как человек, исповедовавший радикальный ислам, мог работать в сверхсекретном подразделении полиции? Во-вторых, мог ли он, имея доступ к информации, представляющей государственную тайну, передавать ее исламистам? И что нужно сделать, чтобы исключить появление людей с радикальными взглядами в секретных службах?

Глава французского МВД Кристоф Кастанер сегодня уже дал некоторые ответы в интервью радиостанции France Inter. Так, он сообщил, что сигнал начальству Харпона о том, что тот высказывал одобрение действий террористов, убивших в январе 2015 года 12 и ранивших 11 сотрудников сатирического журнала Charlie Hebdo, не был оформлен в виде письменного рапорта и поэтому ему не был дан ход.

Также министр внутренних дел заявил, что на данный момент ничто не указывает на то, что убийца входил в какую-либо организованную структуру, с которой мог делиться государственными секретами. И предложил на будущее, чтобы любые сигналы о признаках радикализации сотрудников государственных организаций автоматически вели к расследованию.

Многие правые политики сочли ответы Кристофа Кастанера неубедительными и теперь требуют отставки министра внутренних дел. Одна из причин – его заявление о том, что в поведении убийцы ранее не было замечено ничего подозрительного. Кастанер рассказал об этом на месте трагедии вскоре после того, как в здании префектуры полиции Парижа ее сотрудник напал с ножом и убил 4 своих коллег, прежде чем был сам застрелен полицейским.