О пенсионной реформе. Россияне хотят выходить на пенсию пораньше, а почему? Сколько в России реально миллионеров и миллиардеров? Будет ли пересмотр итогов приватизации?

В эфире – «Полный контакт». У микрофонов – Владимир Соловьёв и Анна Шафран.

СОЛОВЬЁВ: Я вот смотрю на мировое распределение богатств, смотрю на то, что происходит в нашей стране, на то, что происходит в мире, смотрю на опросы, которые задаются людям. Ну, смотри, Борис Якименко очень точно у себя в Telegram-канале рассуждает, например, о пенсиях. Что если поговорить с людьми: «С какого возраста вы хотите выходить на пенсию?», вот что любопытно, выясняется, что лет в 40 уже хотят. И вообще, когда люди говорят о пенсии, они – о чём?

«Послушал разговоры последних месяцев о пенсионной реформе. Среди респондентов – самый разный возраст, от студентов до 50-летних людей. Все переживают о пенсии, хотят выйти на пенсию пораньше. Эта история чрезвычайно любопытна как показатель особенности менталитета», – пишет Борис Якименко.

Итак, люди хотят пораньше выходить на пенсию, чем раньше, тем лучше. Если бы, например, сделали в 45, все были бы в восторге. То есть люди хотят не работать, не крутиться, не рисковать, не искать и открывать новые возможности, не идти дальше и получать хоть какие-то достойные деньги с шансом получить ещё больше, пусть и не очень регулярно. Они хотят сидеть неподвижно и получать гроши, но регулярно. То есть они говорят: «Нам свобода и возможности не нужны, лучше сегодня – 10 тысяч, чем через неделю – 50. Дайте нам сегодня эти 10 и делайте, что хотите». На это, конечно, хочется тут же эмоционально возражать: «Да ни фига подобного! Мы хотим свои. Пусть нам дадут свои». Какие свои?

Если убрать вот в сторону все эти завывания, рассуждения, покрикивания, то суть сводится к тому, что человек считает, что по самому факту, что он родился человеком, ему уже должны. Неважно, как он платил налоги, сколько он платил налоги, неважно, как он относится к власти, как власть относится к нему. Он считает: если я родился в стране, а ещё лучше, если я родился человеком, то мне уже должны. И здесь есть разрыв, о котором мы говорили вчера.

Ну, то есть, например, если ты родился... Ты виноват тем, что ты родился в Экваториальной Гвинее, а не родился в Соединённых Штатах? Ну, ты этим виноват? Нет, правильно? Ты же не мог дать взятку аисту, чтобы он тебя отнёс в Швецию. Вот он тебя отнёс в Гвинею-Бисау. И тогда получается, что, являясь точно таким же человеком, ты же ничем не отличаешься от другого, правильно?

ШАФРАН: Правильно.

СОЛОВЬЁВ: Но ты почему-то изначально оказываешься в условиях, когда у тебя всё не так. Почему? И человек начинает задавать вопрос: ну, а с какой радости? Вот примерно то же самое происходит каждый раз. Мы считаем, что нам должна быть приличная пенсия, вне зависимости от того, как прилично мы работали. Ну, условно говоря, какой-нибудь Навальный тоже будет считать, что у него должна быть пенсия. Правда?

ШАФРАН: Конечно.

СОЛОВЬЁВ: Человек, который ни одного дня в своей жизни реально не работал.

Полностью слушайте в аудиоверсии.