18:58, 05 декабря 2019

Экономика, Интернет, протесты: о чём рассказал премьер

Премьер Дмитрий Медведев подвел итоги уходящего года и рассказал, что будет с доходами, суверенным Интернетом и роботами. Представители 20 федеральных каналов смогли задать вопросы главе правительства. Подробнее – в материале обозревателя «Вестей ФМ» Николая Осипова.

Традиционные итоги года от премьера, сначала – в цифрах. Профицит бюджета РФ в 2019 году может составить 1,8% ВВП. Запас прочности – приличный. Но реальные доходы граждан в последние годы снижались и только сейчас начали расти. Прогноз по году – 0,2 – 0,3%. Вопрос в том, как добиться того, чтобы рост продолжался. А тут несколько составляющих – это отмена старых законов, улучшение делового климата и реакция на изменения на рынке труда.

МЕДВЕДЕВ: Мы понимаем, что рынок труда меняется. Он не является абсолютно статичным. Какие-то профессии, которые нам казались ещё совсем недавно такими фундаментальными, они потихонечку теряют актуальностью. Это жизнь, и нам к этому нужно готовиться так, чтобы и экономика не пострадала, а самое главное – чтобы люди не пострадали.

Чтобы "разогнать" экономику, правительство решило "распечатать кубышку". Решение непростое. Это деньги ФНБ. Оттуда возьмут примерно триллион рублей, чтобы направить на инвестиции. Деньги должны работать.

Экономические и социальные отчеты обычно – основная тематика интервью с премьером. Но в этот раз Медведева спросили и о внешней политике, в частности, об Украине, об отношении к Зеленскому. Судя по всему, надежда на него у премьера есть, чего не скажешь об окружении украинского президента.

МЕДВЕДЕВ: Нынешний президент хочет договориться по ключевым вопросам развития своей страны, и с нашей страной в том числе. Чтобы мир был, чтобы как-то всё-таки возобновились на более высоком уровне торгово-экономические отношения. Но вопрос в том, получится ли у него. Вот я сегодня к вам ехал, смотрел – там уже целый ряд политических сил, ведущие политические силы сказали: «Вот всё, идём на Майдан. Встанем и будем кричать, что ни пяди нашей земли, что, значит, вот ни в коем случае не принимать решений вопреки украинским интересам», – и так далее. Вроде бы понятные слова, в то же время очевидно, что это – удавка, которую пытаются на него накинуть так, чтобы он не посмел вообще выйти за те границы, которые ранее были очерчены его предшественником.

Много вопросов по теме Интернета – как отдельных проектов, так и в целом этой медиасферы. Недавно принятый закон о суверенном Интернете беспокоит блогеров: вдруг их отрежут от иностранных соцсетей, где они прежде всего зарабатывают деньги? Закон ничего не отрезает, он написан для того, чтобы Россию не отрезали, а предпосылки такие есть, спокойно объясняет премьер.

МЕДВЕДЕВ: Закон, который иногда называют законом о суверенном Интернете, он же действительно направлен не на то, чтобы чего-то там запретить. Во-первых, запреты неэффективны и достаточно легко в Интернете обходятся, а во-вторых, цели законопроекта совершенно в другом. Просто в том, чтобы нас не отрезали как раз от мировой Сети, если кому-то в голову это придёт. Обычно в этом случае говорят: «Ну, а кто нас там собирается отрезать?». Это вот, как было сказано в одном советском кинофильме, обывательские разговорчики, потому что на самом деле отрезать могут от чего угодно. Когда у нас начались стычки, например, с американцами, абсолютно всерьёз, мы об этом знаем и об этом были публикации, обсуждался, например, вопрос о том, чтобы отрезать нас от системы верификации платежей. Это, вообще-то, что называется удар под дых, это, по сути, объявление войны, но тем не менее это обсуждалось.

Среди итогов года – много проблемных событий. Например, коллективные увольнения врачей. Они указывают на явные слабые места в системе медицины. Тут главное – не забывать о пациенте, отмечает премьер.

МЕДВЕДЕВ: Вы упомянули увольнения врачей – я, знаете, вот что хочу сказать. Я сейчас не буду анализировать каждую конкретную ситуацию, их там несколько было, и даже не буду говорить, кто прав, кто виноват. Всегда будет у всех своя правда. Я скажу только одно: здесь главным являются интересы пациентов. Интересы людей, которые лечатся. Всё остальное нужно отодвинуть в сторону – амбиции, какие-то обиды и так далее.

Из итоговых тем года журналисты вполне предсказуемо выбрали закон о домашнем насилии. Споров много; что делать с насилием – так и непонятно. Даже премьер признается, что у него пока нет окончательной позиции, но все это – не придумано, и проблема существует, добавляет он. «Бьет – значит любит» – плохая формула.

Протестное движение – другая большая тема года. Премьера спрашивали о московских беспорядках и уголовных делах, но тема все-таки шире. Этот год запомнится протестами во многих точках планеты, и Москва явно не была самой проблемной в этом смысле. Хотя определенные издержки присутствуют.

МЕДВЕДЕВ: Очевидно, что, наверное, там есть какие-то издержки в работе правоохранительной системы, и их нужно учитывать каким-то образом, что-то там менять даже. Но в целом это вызвало такой довольно мощный запрос на справедливость, и этот запрос вылился в том числе в различные акции. Само по себе, наверное, это совершенно нормально. Вопрос только в одном. Мы с вами прекрасно понимаем, что ни в социальных сетях, ни на площади такие проблемы решить невозможно. Можно заявить о своём мнении, это абсолютно нормально. Но заявлять о своём мнении нужно всё-таки в порядке, предусмотренном действующими правилами.

Премьеру задали много личных вопросов из разряда «как проводите свободное время?» и «какую музыку слушаете?». И что-то вроде вопросов-фантазий: «Как бы вы поступили, если бы могли вернуться назад?». Это – про 90-е. Время, с которым молодое поколение уже лично не знакомо, иногда оно романтизировано, но для многих современников это все же был очень непростой период.

МЕДВЕДЕВ: 90-е уже тоже стали прошлым и подёрнулись романтическим флёром таким. Жизнь была сложная, откровенно говоря. Много было всяких разных проблем. Вряд ли мне правильно рассуждать о том, что бы я мог сделать, если бы, например, находился на соответствующей должности в тот период. Это неправильно, потому что были другие условия, работали мои предшественники, другие люди, старались работать. Поэтому я об этом говорить не буду.

Если к 90-м стоит относиться объективно, то и СССР не надо идеализировать: там было и хорошее, и плохое, напомнил премьер.

В этом общении со СМИ было много личных воспоминаний: о встрече с Биллом Гейтсом, который посчитал почти невыполнимой задачу провести Интернет во все школы, и о том, как впервые показал сыну компьютер, и тот через несколько лет стал разбираться в некоторых вопросах лучше отца. А вслед за ностальгическими вопросами – футуристический: когда нас заменят роботы и надо ли их бояться?

МЕДВЕДЕВ: Я надеюсь, во всяком случае, что мы не доживём до ситуации, в ближайшей обозримой перспективе не увидим этого, чтобы роботы стали не объектом регулирования, объектом права, как говорят юристы, а субъектом права. Тогда действительно человеческой цивилизации – конец. Но надеюсь, что мы всё-таки сможем эту ситуацию контролировать, а это зависит от уровня развития того, что называется AI, или искусственный интеллект.

Премьера спрашивали, что он предпочитает – Интернет или телевидение. Сеть, конечно, удобнее и доступнее, признался Медведев, но по качеству контента ТВ часто опережает Интернет.

А еще глава правительства рассказал, что встретит Новый год, как и большинство россиян, – дома с семьей. Какие желания загадывает, рассказывать не будет, иначе не сбудутся, а вот поздравление президента обязательно посмотрит.