17:35, 02 декабря 2020

Человеческие инкубаторы: суррогатное материнство в России всё-таки запретят?

Суррогатное материнство для иностранцев и одиноких россиян и коммерческую рекламу ЭКО предложили запретить. Общественники отмечают: сейчас эта область совершенно не регулируется законом. В результате наносится ущерб как здоровью детей, так и женщин, которые их вынашивают. Суррогатное материнство могут включить в госпрограмму, а для регулирования отрасли предлагают исключить из процесса вопросы коммерческой выгоды и торговли. Обозреватель «Вестей ФМ» Сергей Артемов выяснял детали.

Запрет для иностранцев на использование услуг суррогатных матерей в России – это еще не законопроект и даже не черновик проекта. А всего лишь идея, которую высказал член Общественной палаты Павел Пожигайло. Его пугает, что дети, рожденные в России и вывезенные из нашей страны, могут стать буквально сырьем на рынке трансплантации.

ПОЖИГАЙЛО: С прогрессом медицинских технологий, особенно в области омоложения, с использованием детей как биоматериала... Австралийский суд приводил пример: на Филиппинах процветает «чёрная трансплантология» – есть целые фабрики по «разделке» детей на фракции и продаже их в фармацевтических целях. Такое страшное совпадение, что в основном все эти материалы идут на продление жизни старых людей.

Общественник заявил, что был ошарашен историей, произошедшей в январе в Одинцовском районе. Полиция тогда обнаружила 4 младенцев; один уже был мертв. Все эти дети были рождены по контрактам суррогатными мамами. Но к заказчикам по разным причинам не попали. По делу о торговле людьми были арестованы 7 человек – юристы и медики. Их обвинили также в причинении смерти по неосторожности.

В мире сейчас принято несколько правовых подходов к суррогатному материнству, отмечает адвокат, партнер и руководитель семейной практики компании BGP Litigation Виктория Дергунова.

ДЕРГУНОВА: Первая группа – это те страны, которые разрешают применение методов суррогатного материнства, в том числе и Россия. Туда же входят Белоруссия, Армения, Украина, Канада, Нидерланды, Индия, большинство штатов Америки, Израиль. Как правило, условия суррогатного материнства оговариваются в соглашении. В России соглашения не очень хорошо урегулированы, много пробелов, тем не менее, суррогатное материнство разрешено.

Но и в этой группе, отмечает юрист, выделяются страны с оговорками в законах.

ДЕРГУНОВА: Например, в Великобритании, Канаде, Израиле, Австралии это можно делать только безвозмездно. Другая группа стран – это те, которые полностью запрещают суррогатное материнство: Германия, Франция, Италия, Испания, Австрия, Турция, Норвегия, Китай, Швейцария. Там установление родительских прав и обязанностей происходит через суд, через процедуру усыновления: суррогатная мать должна отказаться от ребёнка, соответственно, генетические родители никакими правами изначально не обладают, и они должны через суд усыновить данного ребёнка.

Развеять сомнения насчет будущего детей, которые рождаются в России по иностранному заказу, невозможно, потому что нет статистики и дальнейшая их судьба не отслеживается. Павел Пожигайло волнуется еще по одной причине.

ПОЖИГАЙЛО: Часть проданных детей идёт зарубежным однополым парам. В Италии примерно оценивается в €200 тысяч один ребёнок. Соответственно, мы имеем дело с налаженной системой, достаточно мощной и выгодной продажи в рабство этих детей. Сегодня первое место в мире по программе суррогатного материнства для иностранцев занимают Грузия, Украина и Россия. Соответственно, в России – не секрет, видели в новостях – находят целые «фермы» суррогатных матерей, по 10, 20, 30 женщин там находятся.

Итак, в России суррогатное материнство разрешено. Разрешено – общими словами, без точных правовых определений спорных ситуаций. В последние 5 лет дважды готовились проекты специальных законов на эту тему, но силу документа они так и не обрели, рассказывает адвокат юридической группы «Яковлев и партнеры» Ирина Барсукова.

БАРСУКОВА: То, что сейчас с законодательством в этой области происходит, это – бардак, просто бардак. С одной стороны, у нас защищена женщина, которая рожает ребёнка, с другой стороны, этот ребёнок генетически – не её. Этот момент законом не отрегулирован. Что касается прав суррогатных родителей – здесь заключается договор, и на его основе они имеют право зарегистрировать ребёнка на себя в органах ЗАГС. Но, опять же, у нас законом не урегулировано: а если мать откажется?

Имеется в виду – откажется от договора и скажет: «Ребенок – мой, оставляю его себе». А что дальше? А дальше – как решит суд. А решить он может по своему усмотрению, поскольку нормы – нет. И такой пробел может ударить по добросовестным биологическим родителям – как иностранным гражданам, так в равной степени и российским.

Закон нужен, полагают юристы. Он не обязательно должен быть драконовским и запретительным, но должен четко пояснять, кто прав в той или иной ситуации, возникающей в ходе заключения и исполнения договора о суррогатном материнстве. Потому что спрос на эту услугу есть и постоянно растет, отмечает Ирина Барсукова. Да и касается она жизни младенца напрямую.

БАРСУКОВА: В последнее время многие стали обращаться к суррогатному материнству. Естественно, не все себе могут позволить – это коммерческая, дорогостоящая услуга. В некоторых регионах она по стоимости равняется хорошей квартире.

Да и возможный запрет суррогатного материнства для граждан других стран сам по себе не отменит его. Просто иностранцы будут приглашать россиянок, желающих подзаработать, к себе в гости. А пограничники не следят за беременной женщиной, покидающей страну. У них бухгалтерия несложная: один человек уехал – один вернулся. В итоге для иностранцев вырастут накладные расходы, а для суррогатных матерей из России – проблемы, ведь известно, что на такую сделку женщины решаются не от хорошей жизни. А за рубежом ни помощи, ни поддержки, случись что, им могут и не оказать.

Павел Пожигайло также предлагает подумать о запрете на использование суррогатного материнства одиноким людям. Но такая норма может нарушить права человека, если рассмотреть биологическую сущность суррогатного материнства, говорит Виктория Дергунова.

ДЕРГУНОВА: Если, например, для женщины суррогатное материнство – вопрос реализации её репродуктивных прав, когда она не может родить сама по медицинским показаниям, то для мужчины – вопрос того, что он может зачать ребёнка с другой женщиной (если он способен на зачатие). А у женщины, если она не может родить сама, мы отнимаем право иметь своего собственного ребёнка, запретив суррогатное материнство.

8 декабря в Общественной палате запланирована встреча инициаторов идеи с депутатами, юристами, правозащитниками и врачами. После чего, вероятно, Госдума займется специальным законопроектом, который будет посвящен этой теме. Либо правоохранительные органы разработают у себя специальный регламент пристальной проверки клиник, которые занимаются суррогатным материнством. Хотя все неприятности и трагедии чаще всего происходят вне клиник, в тех самых полуподпольных "человеческих инкубаторах". И там уже полиции и прокуратуре будет где применить знания, умения, а порой – и силу.