На первую полосу: что произойдёт с мировой политикой в 2018 году? Какие темы окажутся в центре внимания? Обсудили с председателем Комитета Совета Федерации по международным делам Константином Косачевым

Ведущая - Анна Шафран.

ШАФРАН: Как полагаете, Трамп, который неоднократно высказывал сомнения по поводу ядерной сделки, заключенной в 2015 году, продолжит ли вот эту линию своих экстравагантных действий? Чем все-таки дело закончится в конце этой недели по поводу Ирана?

КОСАЧЁВ: Боюсь, что закончиться все может действительно плохо, потому что для Трампа жертва "американским ястребам" в виде Ирана - это, на мой взгляд, достаточно приемлемая цена, чтобы не поступиться чем-то для него более важным. Отношений между Ираном и Соединенными Штатами так или иначе не существует, то есть вне зоны риска какие-то экономические интересы, Иран никто в Соединенных Штатах Америки не лоббирует. И предыдущая линия администрации Обамы по иранскому вопросу – это была попытка, если хотите, отработать Нобелевскую премию мира. Вот Обаме действительно хотелось хоть в чем-то войти в историю, в качестве миротворца, в качестве успешного на международной арене президента, который может демонстрировать конкретные результаты. И уже тогда, как известно, эта сделка с "американскими ястребами" и в Пентагоне, и в Госдепе, и в ЦРУ достаточно жестко критиковалась, и верх просто взяла политическая воля президента Обамы.

Будущий президент Трамп на этих разногласиях и на дистанцировании экспертов от политической воли Трампа достаточно умело играл на протяжении всей избирательной кампании: он обещал эту сделку пересмотреть, характеризуя ее как поражение, как провал, как самую неудачную внешнеполитическую акцию в истории внешней политики США. Вот все это началось не вчера, и не через неделю, наверное, закончится. Но поворот через неделю может быть достаточно серьезный, потому что Иран, разумеется, за этим следит крайне внимательно. Иран в рамках вот этого всеобъемлющего плана действий совместного поступился тоже очень многим, и эта сделка жестко критиковалась и внутри Ирана с прямо противоположных позиций, как сделка, нарушающая национальные интересы, суверенитет, законные права Исламской республики. Так что там оппонентов этой сделки - не меньше, чем в Соединенных Штатах Америки. Поэтому сейчас стороны внимательно следят друг за другом. И американцы просто жаждут увидеть, как у Ирана не выдержат нервы и он сделает какой-то первый шаг, скажем, прервет сотрудничество с МАГАТЭ, сделает что-то демонстративное в плане возобновления этой ядерной программы хотя бы в ее пограничном - гражданском - сегменте.

Надеюсь, что Иран этого не сделает, не подарит Вашингтону возможность обвинить Тегеран в том, что эта сделка обрушилась по вине иранской стороны. Ирану здесь хочется пожелать хладнокровия, стойкости, просто не поддаваться на шантаж и провокации.

Полностью слушайте в аудиоверсии.