Итоги ВЭФ-2018 подвели с журналистом Леонидом Крутаковым.

Ведущие – Пётр Фёдоров и Руслан Быстров.

ФЁДОРОВ: Люди кивают головой и говорят: "Ну, что же – старые деньги вернулись на место! Деньги всегда были на Востоке, и вот они теперь снова там!".

КРУТАКОВ: Ну, да, это явление, которое получила более точное название "Переезд богатства с Запада на Восток", когда центр промышленный и центр сбережений (потому что источником мировых инвестиций являются сбережения мировые, и ничего другого) переехал в Азию. И, собственно, Россия тоже является одним из центров.

ФЁДОРОВ: Это закономерный результат глобализма? Потому что выстраивалась немножко другая картина управления: финансы – это Запад, в частности, США; мастерская – это Китай, а шахты, добычи и ресурсы – это Россия. И вдруг – что-то не то!

КРУТАКОВ: Это закономерная ситуация, потому что когда происходил период распада Советского Союза и приватизации так называемой Восточной Европы, российского наследства, через финансовые институты была подавлена воля государства к сопротивлению. Мы находились в институциональном пространстве Запада. В этом смысле я не согласен ни с Карагановым, ни с тобой – не мы взяли все у Запада, а это Запад взял у нас все что только мог!

ФЁДОРОВ: Это другой вопрос и другое измерение! Да, я с тобой согласен – ресурсно и экономически это так.

КРУТАКОВ: Но через какой-то период государства, в том числе восточноевропейские – Венгрия, Россия, они смогли консолидироваться, они смогли как-то выстроить внутреннюю стратегию, они смогли подчинить экономику общественно-политическим задачам! Они смогли выработать некую собственную стратегию политическую.

ФЁДОРОВ: Можно сказать, что и национальным интересам подчинили.

КРУТАКОВ: Это абсолютно одно и то же! Потому что общество не может жить без национальных интересов. И тут выяснилось, что в одном экономическом пространстве субъекты с разной политической стратегией и с разными национальными интересами существовать не могут. Потому что вот есть старая английская поговорка; перефразируя ее – "двух голодных собак одной костью не накормишь".

ФЁДОРОВ: Никогда!

КРУТАКОВ: Только передерутся. Китай, который за это время поднялся... Ведь в основе там – английская промышленная революция и российское индустриальное чудо после революции, и у "китайского чуда" один и тот же механизм – соединение дешевой рабочей силы, крестьянской, с инвестициями и, возможно, с энергией – все, больше ничего в этом нет особенного! Это так называемое дефляционное развитие. Вот Китай долгое время выполнял подчиненную роль промышленного офшора западного. То есть они туда приходили, вкладывали деньги, производили товар, вывозили – и продавали у себя в Европе, в США – где угодно!

ФЁДОРОВ: Да, и это было дешевле, чем производить у себя.

Полностью слушайте в аудиоверсии.