17:09, 18 февраля 2020

Пришел за посылкой – получил уголовное дело

Казус, стоящий свободы. Человек пришел на почту за посылкой, а забрали его самого. Из-за лекарства, которое в России не значится в запретных списках, но странным образом попадает под статью о контрабанде. Получатель уверяет, что знать не знал о содержимом посылки. В очередной неприятной медицинско-юридической коллизии разбирался обозреватель «Вестей ФМ» Сергей Артемов.

История с «Бупропионом» в жизни нескольких россиян обернулась дополнительными трудностями – вдобавок к их непростым диагнозам. На днях астраханская таможня задержала посылку из Норвегии для жительницы Волгограда. Женщина познакомилась с норвежским врачом в соцсетях. Он ей удаленно определил синдром дефицита внимания и гиперактивности. В России, кстати, такой диагноз ставят только детям и подросткам. А через некоторое время доктор отправил ей подарок – «Бупропион», 300 таблеток, которые должны были помочь. Но женщина о содержимом посылки, по ее словам, даже не догадывалась. Как не слышала и про закон. Но незнание, как говорится, не освобождает...

В России действует строгая уголовная ответственность за провоз – то есть контрабанду – наркосодержащих и психотропных веществ, говорит адвокат Владислав Кочерин.

КОЧЕРИН: Даже если они частично содержатся в определенных препаратах. И проблема в том, что эти препараты могут быть не названы ни в каких списках, и люди заранее о них не знают. На мой взгляд, это – некий пробел в законодательстве; все-таки надо извещать граждан, что им провозить какие-то препараты нельзя.

В минувшем году жительница Екатеринбурга заказала в Польше упаковку этого средства. У нее было шизотипическое расстройство личности, и про «Бупропион» она сама вычитала в Интернете. На почте ее задержали – возбуждено уголовное дело. Человек – если мы подразумеваем не закоренелого наркодилера, а именно больного человека, которому лекарство жизненно необходимо, или родственника его, желающего помочь, – очень сильно рискует. Риск этот исходит от юридического казуса. Можно прочитать все 4 списка запрещенных или ограниченных к обороту в России препаратов – нигде «Бупропиона» нет, добавляет Владислав Кочерин.

КОЧЕРИН: То есть он везет препарат, не зная точно его состав, это для него – большая проблема. К сожалению, закон сформулирован так, что если вы везете запрещенный или содержащий какие-то вещества препарат, то закон сразу применяется к вам, и ответственность наступает вне зависимости от того, знали ли вы об этом. Вообще, предполагается, что вы при необходимой степени внимательности и осмотрительности могли это сделать. Но как это сделать, если вы не разбираетесь во всех этих формулах, названиях и тому подобных?

В списке №1, самом строгом, есть перечень так называемых прекурсоров – веществ, которые могут участвовать в создании наркотиков или психотропов. И там есть, например, альфа-ацетилфенилацетонитрил, 1-гидрокси-1-метил-2-фенилэтоксисульфат, 3,4-метилендиоксифенил-2-нитропропен. Это – лишь 3 из 24 названий. То есть в теории, если человек найдет эти словосочетания в инструкции, то он поймет, что лучше не связываться. А если у человека не было пятёрки по химии в школе, он увидит только формулу, написанную в виде знаков, или название латинским шрифтом и не разберется?

Случайные люди попадают под тяжелую статью о контрабанде, не имея никакого злого умысла в своем поступке, говорит адвокат Вадим Клювгант.

КЛЮВГАНТ: Более того, умысел при его совершении может быть только прямым. Это означает, что человек знает – он незаконно перемещает через таможенную границу предмет, запрещенный в обороте, ну, например, наркотическое средство. Он хочет это сделать – незаконно его переместить. И одним из способов, которые предусмотрены в законе – способов незаконного перемещения товаров, они предполагают сокрытие от таможенного контроля в той или иной форме, – он это перемещение совершает. Если нет хотя бы одного из этих признаков, какого бы то ни было, говорить о совершении преступления с точки зрения права никак невозможно.

Но следствие продолжается – хотя подозреваемые точно не знали, что лекарства – запрещены. Отсюда доставку почтой они незаконной точно не считали. С натяжкой можно говорить лишь о сокрытии, но и тут – не второе дно чемодана, а лишь упаковка посылки – непрозрачная, а потому вроде бы какое-то сокрытие от таможни есть. Аргумент, что получатель мог вообще не знать, что ему прислали таблетки, о чем и твердит жительница Волгограда, следствием вообще не принимается, полагает Владислав Кочерин.

КОЧЕРИН: Возбуждается уголовное дело, а человек просто попадает сразу под подозрение как получатель. Предполагается, что он заказывал. Он – получатель, он же и заказывал. Попробуй докажи, что ты не заказывал.

Огромные сроки, грозящие подозреваемым, происходят от размеров посылок. Несколько упаковок – сотни таблеток, и вот он, «крупный размер»: до 20 лет лишения свободы. И 229-я статья Уголовного кодекса пока «перешивает» и отечественные, и иностранные заключения психиатров, где сказано: «Бупропион» не провоцирует зависимость и злоупотребление и не вызывает эйфорию.

1 марта вступает в силу закон, который был оперативно принят в конце прошлого года – на фоне резонансных историй арестов матерей, пытавшихся ввезти в России лекарства для своих тяжелобольных детей. Истории эти разрешились, и теперь детские лекарства можно получить без угрозы уголовного преследования. Но само преследование никуда не девается – просто те, кому поставлен диагноз федеральной медкомиссией, должны встать на специальный учет, и партии лекарств им будут регулярно привозить, говорит врач-психиатр, нарколог Сергей Полятыкин.

ПОЛЯТЫКИН: Закон хороший, и он должен работать, по идее, но и человек должен понимать: чтобы дойти до применения таких норм закона, он должен пройти всю вот эту лесенку по назначению препаратов, отбраковыванию тех, которые не действуют. То есть доказательная база должна быть.

И закон этот не станет автоматическим послаблением для тех, кто пытался ранее ввозить незарегистрированные и запрещенные в России лекарства для себя. Потому что он лишь переводит доставку в организованный государством канал. А список препаратов и их составляющих, на основании чего возбуждаются уголовные дела, закон этот никак не меняет.