16:03, 21 января 2021

Врачи не наркодилеры: с медиков снимают уголовную ответственность за ошибки при работе с обезболивающими

Врача, потерявшего ампулу от обезболивающего, нельзя считать преступником. Правительственная комиссия одобрила поправки в УК, которые снимают с медиков уголовную ответственность за нарушения, связанные с наркотическими препаратами. Ранее президент дал поручение доработать закон, чтобы врачи не попадали под уголовное преследование за подобные происшествия. Насколько строго контролируют тех, кто работает с сильнодействующими препаратами, разбиралась корреспондент «Вестей ФМ» Екатерина Косинец.

Если будет доказано, что врач не продал препарат на чёрном рынке, а действительно потерял использованную ампулу или просто запутался в отчётности, то ему не придётся больше отвечать по статье «Нарушение правил оборота наркотических средств или психотропных веществ».

Учредитель благотворительного Фонда помощи хосписам «Вера» Анна Федермессер обратилась к президенту во время «Прямой линии» и попросила защитить врачей от уголовного преследования за ошибки в отчётности по обезболивающим. И Владимир Путин дал поручение правительству разработать соответствующие поправки.

Если ошибка в отчётности – не намеренная маскировка преступления, то против медиков не будут заводить уголовные дела. А утрату препарата должна будет фиксировать специальная комиссия.

Сейчас любой врач или организация, имеющая лицензию на работу с наркотическими препаратами, – потенциальные преступники. Любая неточность – отсутствие записи в журнале списания или запись, сделанная другой ручкой, – уже нарушение. Пустые ампулы от препаратов необходимо сдавать. А если по каким-то причинам они не сохранились, то это уже практически "сбыт наркотиков".

Прецедент, после которого здравый смысл победил формальность, – недавняя резонансная история с московским детским хосписом. За нарушения в журналах учёта препаратов суд назначил «Дому с маяком» штраф в 200 тысяч. Однако уже на следующий день столичная прокуратура опротестовала решение и потребовала прекратить дело в связи с отсутствием состава преступления. Правонарушение посчитали малозначительным и отметили, что оно не нанесло никакого общественного вреда.

Но такие решения – редкость. Слишком строгий регламент работы с препаратами делает из медработника, невнимательно заполнившего бумаги, практически наркодилера.

В Больнице имени Юдина несколько лет назад полиция обнаружила ошибку: в отчёте был неверно указан номер операционной, в которой медсестра ввела пациенту фентанил. В результате судебного разбирательства медикам назначили крупный штраф.

Федеральный центр трансплантологии имени Шумакова заплатил 200 тысяч рублей за то, что регистрировал назначения наркотических лекарств в журнале старого образца. На суде обсуждалась и приостановка деятельности института, но решили ограничиться штрафом.

Московский диагностический клинический центр №1 поплатился за то, что в журнале учёта не были проставлены порядковые номера. Кроме того, не было документа на дверь в комнате, где хранились наркотики. По регламенту она должна иметь 2-й класс устойчивости ко взлому.

Обвинения кажутся порой абсурдом. Но давать врачам полный карт-бланш в обращении с сильнодействующими препаратами и снимать с них при этом всякую ответственность тоже нельзя. Случаи, когда человек, имеющий доступ к наркотическим препаратам, продаёт их зависимым людям или даже употребляет сам, тоже встречаются.

Врач одной из больниц Приморья в течение полугода выписывал рецепты на наркосодержащие препараты, по которым сам получал лекарства. Следствие тогда установило, что пациенты, которым назначали наркотики, не только не обращались за ними в аптеки, но и не нуждались в столь сильных препаратах. 8 лет назад за такое преступление врач получил 10 месяцев исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства.

Похожий случай был зафиксирован спустя 4 года, тоже в Приморье. Врач необоснованно выписывал пациентам наркотики. При обысках ампулы нашли у медика дома и в рабочем кабинете.

В Калининграде врач-психотерапевт частной практики выписывал 4 своим пациентам рецепты на препараты, содержащие диазепам. Как установило следствие, ни у одного из них медицинских показаний к этому не было.

Вокруг таких препаратов – много спорных случаев, когда назначение с медицинской точки зрения оправданно, но при этом незаконно. Уральского врача Олега Баскакова преследовали за то, что он дал пациентке трамадол и сибазон, которые входят в список сильнодействующих препаратов. Как потом выяснилось, лекарства врач взял не из больничного сейфа, а из личной аптечки. Наркосодержащие препараты остались от умершей матери, которая страдала тяжёлым заболеванием. Как врач он имел полное право их назначать. Но у правоохранителей больше вопросов вызвало то, что наркотики хранились у него дома. И пациентке он их передал без всякого отчёта.

Терапевт из Красноярска выписала пожилому знакомому рецепт на трамадол. У мужчины было предписание на бесплатное получение препарата. Но он мог сделать это в одной определённой аптеке. Лекарства там не оказалось. Чтобы облегчить пенсионеру невыносимые боли, женщина выписала рецепт, по которому он мог купить лекарство в любой другой аптеке, где препарат есть в наличии. Нарушение нашли в том, что мужчина не был прикреплён к поликлинике, в которой работала знакомая врач. Терапевту пришлось выплатить штраф 15 тысяч рублей за «липовый» рецепт.

Многие врачи боятся лишний раз назначать сильные обезболивающие, чтобы попасть под уголовную ответственность за сбыт наркотических и психотропных препаратов. Пациенты с нестерпимыми болями пишут жалобы. Так, омичка после кесарева сечения не могла получить обезболивание, пока в дело не вмешались общественники.

Декриминализация этой сферы должна упростить жизнь врачам и облегчить страдания пациентов. Если только процедура установления потери наркотиков не будет слишком зарегламентированной.