тема: Минздрав
15:23, 12 декабря 2019

Лекарства есть, но их нет: из-за тотальной бюрократии препараты не доходят до пациентов

Импортные лекарства в дефиците. Больницы не выдают препараты онкобольным. Такая ситуация сложилась сразу в нескольких регионах по ряду наименований. Врачи просят подождать и снижают дозировку. Минздрав признает проблему: это не связано с деньгами, есть сложности с организацией закупок. Врачи говорят, что некоторые пациенты могут не дожить до того дня, когда будут решены все формальности. Юристы советуют покупать лекарства на свои деньги, а потом требовать компенсацию от больницы. Правда, в ряде случаев купить препарат самому почти нереально. Одна упаковка на месяц терапии может стоить сотни тысяч рублей. Экономический обозреватель "Вестей FM" Валерий Емельянов – подробнее.

Деньги у больницы есть, препарат в России продается, но на складах его нет. Либо он есть, но в другом регионе, и пока привезут, переоформят на другое ведомство, завершат взаиморасчеты и доставят пациенту, пройдет не одна неделя. А лекарство нужно каждый день. Пойти купить самому – все равно что взять ипотеку. Например, препарат для онкобольных «Ревлимид» стоит 300 000 за упаковку, и его хватает всего на месяц. Обычно в больницах его выдают по назначению бесплатно. Но с ноября что-то пошло не так, и в разных концах страны люди начали жаловаться, что пациенты перестали получать «Ревлимид». Врачи "растягивают" каждую упаковку, как только могут, и не говорят, когда выдадут следующую. На все претензии больницы отвечают, что у них неожиданно большой наплыв пациентов. Минздрав считает, что проблема в другом – плохо работает система закупок и распределения лекарств. Гендиректор DSM Group Сергей Шуляк замечает, что такое бывает сплошь и рядом – препараты действительно есть, но они слишком долго идут до пациентов из-за тотальной бюрократии.

ШУЛЯК: Здесь нельзя назвать какую-то конкретно одну причину. Их несколько, и периодически возникает то одна из них, то другая. Иногда тендеры неправильно "отыгрываются", вернее, ставят изначально очень низкую цену, на них не выходят поставщики. И вот эти процедуры длятся, длятся, длятся, а пока происходит закупка, пациенты сидят без лекарств. И, соответственно, они есть, и деньги на них есть, а почему-то у пациентов в данный момент их нет.

Отчасти проблема уже "пошла на спад". Для нуждающихся больницы проводят закупки точечно в "ручном режиме", а не как обычно – через торги. Врачи и пациенты считают, что дефицит был создан искусственно. Вероятно, причина была в том, что чиновники пытались сэкономить, а заодно нахрапом исполнить наказ президента – переходить на отечественные лекарства. 100-процентного аналога «Ревлимида» в России не делают, но есть дженерики, которые подходят не всем пациентам. С каждым годом оригинального лекарства заказывали на торгах все меньше, а заменителей – все больше. И вот в какой-то момент на складах «Ревлимид» просто кончился, спрос превысил имеющиеся запасы. Зато дженериков – в избытке, хотя для некоторых пациентов они могут быть смертельно опасны. Комментирует врач-онколог «Европейской клиники» Андрей Пылёв.

ПЫЛЁВ: Вся эта история с импортозамещением нас несколько пугает и расстраивает. Оригинальные европейские препараты уходят с рынка, заменяются отечественными дженериками. Не берусь утверждать, что все они плохие, но тем не менее они еще в недостаточной степени изучены. Нам, да и пациентам, было бы спокойнее работать с оригиналами или как минимум иметь такую опцию наряду с джененриком.

Очень похожая история сейчас с импортными антибиотиками, которые используют для лечения муковисцидоза. Это тяжелое генетическое заболевание, обычно выявляемое у детей. Как и онкобольные, они каждый день нуждаются именно в своих специальных препаратах (в общей сложности 3 наименования). Но и в этой категории закупок тоже идет плавная замена оригиналов на дженерики. Так что медицинские склады постепенно пустеют, а за свои деньги купить назначенное средство могут далеко не все родители. Этой осенью произошёл настоящий коллапс. Пошли слухи, что больницы вообще откажутся от оригиналов и будут выдавать только дженерики. И люди повалили к врачам и в аптеки разбирать все, что осталось. Запасы этих антибиотиков во всей стране закончились так стремительно, что Минздрав был вынужден проводить экстренную гуманитарную закупку за рубежом, а иностранные производители – вводить дополнительные мощности специально под этот крупный заказ. И если изначально импортеры заявляли, что совсем уходят с нашего рынка, то теперь решили повременить, ожидая, что власти от дженериков откажутся и закупки оригинальных средств начнутся в прежних объемах. Продолжает Сергей Шуляк.

ШУЛЯК: Препараты, применяемые при редких заболеваниях, они дорогостоящие, их закупку производит государство. И, соответственно, если государство не закупает эти препараты, то фармкомпаниям просто невыгодно ввозить их на территорию России, потому что способность населения купить их самостоятельно в аптеке очень низка.

Пациентам, которые столкнулись с дефицитом назначенных лекарств, советуют придерживаться универсального алгоритма. Нужно получить назначение у врача, письменный отказ больницы в выдаче лекарства, а затем найти деньги и купить препарат самому. Государственная клиника будет обязана компенсировать полную стоимость лекарства, а если она не сделает это быстро, то по суду заплатит еще и неустойку, штраф и даже проценты, если препарат пришлось закупать в кредит. Правда, тут есть важная оговорка: это работает лишь в случае, если лекарство обязаны выдать по полису, то есть оно предназначено для льготников (пациенты с тяжелыми заболеваниями обычно в эту категорию входят). Объясняет президент «Лиги защитников пациентов» Александр Саверский.

САВЕРСКИЙ: Все зависит от обстоятельств дела. Если человек заявлял о своем праве, и в нем было отказано, и он был вынужден брать кредит, чтобы спасти свою жизнь, естественно, эти проценты тоже будут учтены. Ответственность за лекарственное обеспечение в целом лежит на субъекте РФ, и отвечать деньгами в конечном счете будет региональный бюджет, но изначально виновата больница, что она не заказала, не провела врачебную комиссию, аукцион не провела.

Если речь идет просто о дорогом импортном лекарстве, например, от сердечных болезней, и больницы его не закупают в принципе, то тут все иначе. Покупать придется за свой счет. Но если данного конкретного лекарства в России нет, то врач обязан подобрать аналог, который есть в продаже. Заказывать лекарства из-за границы – совсем крайний случай. Это не запрещено, однако нужно найти врача, который подпишет такой «трансграничный» рецепт, иначе таможня просто не пропустит препарат в Россию.