ЧП в Жуковском.

События в Гонконге.

Гость Анны Шафран – гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин.

МУХИН: Это Гонконг, это – не Китай. Гонконг – это отдельная, вообще, в составе Китая агломерация, где основной костяк протестующих составляют люди, которые на китайцев-то как таковых, на работящих крестьян и так далее, не похожи. Это люди молодые, довольно рафинированные, с большими запросами, с нереализованными возможностями даже где-то. Многие из них не работают.

ШАФРАН: «Офис, хипстер, смузи»?

МУХИН: Да, совершенно верно. Вот именно вот это всё, как говорят в социальных сетях.

ШАФРАН: Это – классический портрет.

МУХИН: Да. И эти люди – они крайне медийно подвижны, и они вот таким образом, с одной стороны, пытаются доказать всему миру, что они существуют, что они являются какой-то политически значимой единицей, а, с другой стороны, возможно, вот эта подвижность – она результат как раз воздействия соцсетей, пагубного воздействия на структуру мозга, на аналитическое мышление, а это, что называется, медицинский факт. Люди, которые сидят в соцсетях, они испытывают очень серьёзные проблемы с самостоятельностью принятия решений. Феномен этот ещё предстоит изучить, тем более, что от страны к стране черты этого воздействия – они меняются. И совершенно очевидно, что в Гонконге происходит довольно искусственная революция. Кто-нибудь помнит, вообще, из обывателей, почему она произошла? Почему это произошло, вообще?

ШАФРАН: Очень хотелось бы, вообще-то, побеседовать на эту тему.

МУХИН: Вот эта модель – она очень характера для подобного рода поведения, потому что причиной вот этого протеста – ну, назовём, условно, протест, протестная модель – является, как правило, не очень значительный факт. Ну, вот в случае Гонконга это был законопроект, который сейчас висит после первого чтения в местном парламенте, относительно того, что из Гонконга выдача в Китай, что называется, выдача в Китай – есть. Так вот протестующие сказали : «Выдачи нет!». Как у нас: «Выдачи с Дона нет», в XVIII веке Екатерине писали. Вот. И ситуация – парадоксальная, потому что власть вроде бы пошла, это к вопросу о совете Дональда Трампа Си Цзиньпину, власть вроде бы пошла навстречу протестующим, а протестующие не успокоились. Они развернули эту активность, они ещё начали варьировать. Сейчас уже замечено вооружение, очень специальное вооружение. Я не буду называть страну, которая выпускает это вооружение, хотя понятно, откуда ноги растут, но это вооружение уже есть у протестующих. Более того, они, насколько мне известно, довольно агрессивно себя ведут не просто на улице, они захватывают аэропорт, к примеру. И когда полиция пытается его отбить, они применяют, что называется, недозволенные методы.

ШАФРАН: Ну, появились уже видео, на которых люди зафиксированы прямо с оружием.

МУХИН: Гранатомёты, да, определённых систем, которые выпускаются в Соединённых Штатах Америки. Ладно, раскроем уж секрет.

ШАФРАН: Но просто и фото этих гранатомётов есть.

МУХИН: По понятным причинам мы можем подозревать, что подобного рода вещи китайское руководство пытается вбросить, для того чтобы обратить внимание остальной китайской публики на Соединённые Штаты Америки. То есть мы должны здесь анализировать эту ситуацию очень глубоко, понимая, что ведётся информационная война с одной стороны, когда протестующие, вот эти хипстеры условные, гонконгские хипстеры, пытаются представить себя серьёзной политической силой, возможно, с прицелом на будущее, для того чтобы пройти в какой-нибудь парламент гонконгский или организовать какую-то общественную структуру, которая в дальнейшем будет, разговаривая с властями, уже апеллировать, опираться вот на этот опыт.

Полностью слушайте в аудиоверсии.