Итоги Единого дня голосования Анна Шафран подводит с председателем правления Фонда развития гражданского общества Константином Костиным.

ШАФРАН: Вот вы как человек, который непосредственно занимается выборами, отслеживает, мониторит, в общем, один из тех людей, который профи в этом смысле.

КОСТИН: Были ли нарушения?

ШАФРАН: Вообще, что бы вы отметили и на что вы обратили внимание? На чем вам хотелось бы сделать акцент, если говорить о прошедшем дне?

КОСТИН: Вообще, в целом? Смотрите, во-первых, то, с чего мы начали: все-таки отсутствуют какие-то серьезные нарушения. Какие-то мелкие нарушения есть всегда, без этого не бывает. Без этого не бывает везде – в “новых демократиях”, в “старых”, на прямых выборах, на выборах через представителей. Всегда обязательно кто-то чем-то недоволен, таких примеров огромное множество – в Соединенных Штатах, в Европе, в России, в Индии, то есть обычная ситуация. Существенными являются только такие нарушения, которые всерьез искажают волеизъявление, то есть люди голосовали за одно, а получили другое. Это серьезная история, с которой надо разбираться, это, вообще-то, уголовно наказуемое деяние, но на самом деле такого рода, такого масштаба нарушений, если брать выборы последнего времени, я уже и не припомню. Да у нас даже за несущественные нарушения гораздо более жесткая ответственность, чем в других странах – то, что касается процедурных вопросов, а основная задача выборной процедуры – связать источник власти, народ, с конкретным представителем, который будет ее носителем положенный срок. И здесь, в общем, в этом смысле Конституция реализуется у нас достаточно хорошо. Понятно, что надо развиваться, мы, кстати, с вами как-то обсуждали, в какую сторону. Мне сегодня говорят: “Вот явка такая низкая”. Слушайте, явка практически везде находится на естественных значениях своего уровня выборов. И пока мы, протестировав голосование через Интернет на нескольких выборах, может быть, лет через 10, а может быть, через 15, не запустим это повсеместно, явка все равно радикально не изменится, потому что есть так называемый кризис политического участия. Это не наш термин, это термин иностранный, он тоже есть везде. Потому что вот эта история с тем, что надо пойти и проголосовать для того, чтобы выполнить свой долг, она современным человеком воспринимается как очень серьезное обременение. И, кстати, многие страны идут по этому пути. Это – обременение. И если вы это обременение плохо выполняете, мы вас штрафуем. Есть страны, которые штрафуют за неучастие в выборах, и там с явкой все более или менее приемлемо.

ШАФРАН: Так что далеко ходить? Рядом, в Европе – взять Грецию, Бельгию, Австрию – я вчера смотрела специально информацию, запомнила по Греции. Например, неявка на выборы карается административным штрафом, либо общественными работами, либо, если повторно правонарушение в виде неявки на выборы, то лишением свободы на срок – внимание! – от одного месяца до года. Похожая история – в Бельгии, похожая история – в Австрии.

КОСТИН: В Бельгии, к счастью, нет тюремного наказания. Но там штрафы намного больше, там народ побогаче.

ШАФРАН: Да, но там штрафы. В Люксембурге, кстати говоря, очень большой штраф. Там за неявку первый раз – 80 евро, потом – 225 евро и так далее.

КОСТИН: То есть насаждается демократия тоталитарными методами. На самом деле современный человек, который, в общем, через удаленный доступ – интернет, мобильное приложение – может решать почти все свои проблемы – от планирования каких-то личных нужд, трат, досуга до работы, до каких-то рабочих моментов – для него электоральная процедура выглядит архаичной.

Полностью слушайте в аудиоверсии.