Ситуация в Латинской Америке. Гость «Формулы смысла» – политолог, профессор НИУ ВШЭ, кандидат политических наук Дмитрий Евстафьев. Ведущие «Вестей ФМ» – Дмитрий Куликов и Ольга Подолян.

ЕВСТАФЬЕВ: В конце 90-х – начале нулевых рецепты Пиночета нам из каждого утюга предлагали. Причём различные. Причём без понимания того, какие это имело последствия для той же самой Чили, которая, межу прочим, какие бы там ни были замечательные реформы, но является одной из наиболее социально неразвитых стран Латинской Америки. Ну, и я не знаю, я вообще вопроса здесь не вижу. Это была икона либерализма, причём что интересно. Пиночет уже не был иконой западного либерализма, и вообще, как-то вот это было такое, ну, не то, что фу-фу-фу, а вот был эпизод в истории, блистательный конечно, западного либерализма, который хотелось забыть! И про который так, ну, очень стыдливо упоминали. Ну, а потом он начал симулировать, что он помирает, потом выяснилось, что он не помирает, когда его там за нарушение прав человека прихватили. Но у нас это было просто... Десятки людей пытались продать пиночетовщину, как такую, ну, что называется, работающую экономическую модель. Поэтому я вообще был очень удивлён, что люди мимо этого проскочили. Вот это для меня было большое удивление.

Но вообще конечно эта вся история очень интересная, потому что, ну, вот мы сейчас наблюдаем за событиями в Латинской Америке, я сразу говорю, я не спец и даже не «на дуде игрец» по поводу Латинской Америки, но, тем не менее, поскольку я занимаюсь различными геоэкономическими вопросами, приходится наблюдать.

Вот вы знаете, Латинская Америка – это вообще такое место, где очень многие процессы проявляются раньше, чем в других местах. Ну, вот, скажем, ну, что такое, например, какая-нибудь латиноамериканская хунта? Ну, вот переворот в Латинской Америке? Ещё даже поколение Ольги наблюдало, я думаю, десятка полтора этих переворотов, как говорится, а мы-то с вами, Дмитрий Евгеньевич, что называется, прожили с газетой «Правда», в которой не проходило там трёх-четырёх месяцев, как где-нибудь в Латинской Америке...

КУЛИКОВ: Как сказала бы молодёжь, мем такой был – латиноамериканский переворот.

ЕВСТАФЬЕВ: Да! Да. И вот, значит, что такое латиноамериканский переворот? Приходит, значит, группа тревожных людей с такими высокими стульями, с не очень интеллектуальными лицами... И после, кстати говоря, Пиночета, стало модной фишкой делать перевороты в тёмных очках. До этого, по-моему, не было, а вот с Пиночетом...

Полностью слушайте в аудиофайле.