Чего нам ждать от поправок в Конституцию? Об этом Сергей Михеев и Сергей Корнеевский беседовали с членом Общественной палаты России Павлом Пожигайло в программе «Традиции» на радио «Вести ФМ».

КОРНЕЕВСКИЙ: Здравствуйте. В студии Сергей Михеев и Сергей Корнеевский. Сергей Александрович, здравствуйте.

МИХЕЕВ: Здравствуйте, Сергей.

КОРНЕЕВСКИЙ: Сергей Александрович, у нас в гостях сегодня Павел Пожигайло – член Общественной палаты России и отец семерых детей. Здравствуйте, Павел Анатольевич.

ПОЖИГАЙЛО: Здравствуйте.

МИХЕЕВ: Что уже само по себе является, так сказать, признаком ходячей легенды, что называется. По крайней мере примером для многих из тех, кто любит там постонать, поразговаривать о том, что вот как же, нам не помогают, да мы бы, если бы нам помогли… и прочее-прочее. Вот. Но сегодня мы будем говорить немножко не об этом, хотя и об этом косвенно тоже.

КОРНЕЕВСКИЙ: Это задаст тон определенный, конечно.

МИХЕЕВ: Да. О поправках в Конституцию и обо всем том процессе, который сегодня вот инициирован. С одной стороны, послание президента и, значит, отставка правительства, инициация вот этих поправок в Конституцию, он так серьезно изменили весь политический ландшафт в России, запустили, мне кажется, совершенно новые процессы. Многие даже еще пока не осознают, в чем, так сказать, новое качество. А новое качество, оно действительно существует. Но вокруг вот этого предложения президента, а он там перечислил конкретные совершенно поправки, возник процесс широкого народного обсуждения. И это совершенно правильно. И то, что вот недавно он был в Череповце и как бы еще тоже это отметил, что это правильно. Потому что, мне кажется, что на самом деле назрело, и вот эта инициатива президента, она может стать поводом для тех процессов, которые назрели. Многое из того, что на самом деле в нашей сегодняшней с вами жизни требует определения, требует большей определенности, оно в том числе может коснуться и вот процессов поправок в Конституцию. Там довольно много уже инициатив рабочая комиссия рассматривает, и я знаю, что вот вы в том числе как бы, ну скажем, продвигаете несколько из них, и причем таких достаточно важных, ключевых, от которых может зависеть многое в нашем будущем.

ПОЖИГАЙЛО: Я согласен, Сергей. Тем более, что в моей жизни, так получилось, я десять раз встречался лично с Владимиром Владимировичем. Когда я служил в Таджикистане собственно в свое время, и мы спасли православный храм, и он тогда на Пасху в субботу в первый его визит в 2000 году пришел в храм и до часу ночи собственно стоял на службе. Это мои первые были ощущения, я стоял сзади буквально, и таджикская позиция там по бокам. Потом мы ставили памятник Столыпину собственно вместе, и он возглавлял оргкомитет. Потом я создал Всероссийское общество детских хоров России. И вот был ряд встреч, в которых у меня есть свое как бы личное впечатление, ощущение вот нашего лидера. И я всегда говорил, что он какой был, он таким и остался. Но что сегодня, скажем, меня немножко поразило. То есть он был в 2000 году таким, как сейчас, но 20 лет терпел. Вот представляете, 20 лет человек собственно внутри исповедовал все то, что мы с вами говорим часто сегодня свободно в эфире, понимая, что тогда он не мог многое сделать в 2005 году, в 2010 году, в 15-м году. И вот в 20-м году вдруг появилось это послание, которое собственно мы все ждали там многие-многие годы.

Конечно, интересный тоже еще один момент, что совпало, что в прошлом году была там большая история, связанная с этим, так сказать, законом о насилии над семьей. Мы понимали прекрасно, откуда он пришел, зачем он пришел, какие его цели и задачи, ездили по регионам, там выступая часто, все же было очевидно. Но американцы выставили на своих официальных сайтах, что они хотят видеть в будущем через 50 лет в мире. Фонд, который основали Мадлен Олбрайт и Хиллари Клинтон, они написали, что они не видят институт семьи, он мешает развитию. …Они считают, что воспитание ребенка в семье неэффективно, КПД 30 процентов, и нужны специальные организации некоммерческие, которые будут делать 100 процентов.

КОРНЕЕВСКИЙ: А какие параметры КПД 40 процентов, что в нем не так, в этом ребенке?

ПОЖИГАЙЛО: Я скажу, что. То есть они считают, что семья всегда вносит субъективизм в развитие ребенка. Ну, например, там одни любят, не знаю, историю, другие пьют водку, третьи еще что-то. То есть ребенок не растет как бы на 100 процентов открытый ко всем возможностям.

Слушайте в аудиофайле