12 апреля 2015, 16:50

Лев Эйдельман: "Мы еще так мало испытали счастья..."

поделиться:

Эйдельман Лев Яковлевич (23.12.1915 - 18.01.1989) в период Великой Отечественной войны с июня 1941 г. по октябрь 1944 г. находился в рядах действующих армий, являясь помощником начальника связи 30 Армии, а с марта 1942 г. - старшим помощником начальника связи 30-10 Гвардейской и 10 Армий Калининского, Западного и 1-го Белорусского фронтов.

Окончил Ленинградский институт связи, боевой путь начал в подразделениях связи в звании младшего лейтенанта в 1941 г., в 1943 присвоено звание инженер-майора. Награжден боевыми орденами и медалями.

После ранения и контузии был комиссован в 1944 г., работал в различных организациях связи, после чего занялся научной и изобретательской деятельностью в ЦНИИС, является автором ряда изобретений в области телефонии и автоматических телефонных станций, за внедрение которых был удостоен государственных наград.

р.В...а 28.7.42

Здравствуй, роднулинька моя!

Получил страшно огорчившее меня письмо от 12.7 дня три тому назад, но ответить не смог; поверь, ни минуты не было покоя. Завтра я снова, как в течение шести месяцев я жил, начинаю новую фазу в этой проклятой войне. Вот почему так некогда, вот почему так хлопотливо проходит день и совершенно некогда ни писать, ни читать, ни даже поесть по-человечески. Но я живу и жизнерадосен, т.к. я снова перед благородной (!) работой, перед Великими днями. О нашей деятельности я надеюсь, ты сумеешь прочесть в печати, ибо я буду заканчивать то, что начинал зимою у того места, где мы с тобой расстались... Страшно хочеться перед таким суровым испытанием хоть бы взглянуть на тебя, на маленькую Нинусеньку.

Перед отъездом в новое испытание все мысли мои с тобой, с моей хорошей Косей, с маленькой Косулинкой.

Тем более мне тяжело уезжать, что твое письмо мне показало насколько тебе не сладко живеться и твои слова о седине и прочее меня, как громом оглушило. Не могу представить тебя, мою любимую Косю в седине. Неужели...

А впрочем и я ведь себя не узнаю иногда в зеркале. Всеже мне очень тяжело было читать об этом. Ради всего нашего будущего счастья прошу тебя всеже по возможности беречь себя, не жалей средств, лишь не изнуряй себя непосильной работой. Помни, что мы так мало испытали еще счастья, чтобы сейчас об этом не думать, ибо потом будет жаль, но позно.

Получила ли ты дополнительный аттестат мой?

Как ты устраиваешься с работой, работаешь посменно или ненормировано, платят ли тебе за выслугу лет.

Вчера получил письмо от Кисельгофа, написанное в весьма восторженных тонах. Передает тебе привет. Пишет, что Катя Космачевская, узнав, что я жив, шлет мне самые лучшие пожелания и просит тебе передать сердечный привет. Пишет, что все очень довольны моим успехом и пр. Я напишу ему, а также Кате, попробую от Долбилова получить для тебя рекомендацию, вторую попытаюсь получить от Кривденко из Калинина. Вот бы сейчас явиться в Калинин, ведь я все начальство тогда (!) вывез и кое-что сделал в свое время, когда возглавлял Калининский узел.

В отношении неприятности с Сеней, то я думаю, что все уладиться, хотя в свое время не мог понять его положения в тылу. Желаю разрешиться этому вопросу успешно, жаль, что Вам приходится испытывать новую неприятность после стольких переживаний.

Будем надеяться, что все уладиться.

Ох, как хочется скорей убить последнего фрица на нашей земле, и снова познать счастье человеческой жизни. Береги себя родная, береги себя для меня, береги для себя, береги для дочурки. Помни, что я еду вперед с мыслью о тебе, и эта мысль придает мне бодрость и желание жить, жить, чтобы увидеть тебя, Нинусю, снова иметь уютную квартиру, интересную работу, чтобы жить, жить, жить.

Посылаю тебе великолепные стихи К.Симонова, которые так верно и хорошо передают наши мысли. Будь здорова, моя косулинька. Пиши по чаще, особенно сейчас. Целую тебя и Нинусю крепко. Целую твои глазули.

Твой Лев.

Жена Ида с дочкой Ниной

Благодарим Александра Эйдельмана - сына Льва Яковлевича - за предоставленные письма и фотографии